Владимир Спиваковский, владелец корпорации «Гранд» и лицея «Гранд», в первой части нашего интервью рассказывает о том, как пришел к образовательным проектам и основал частный лицей еще в далекие 90-е, как и чему необходимо обучать современных детей, чтобы они были востребованы в будущем, как строить школу в формате all inclusive и почему школу надо рассматривать как бизнес-модель.

Владимир Спиваковский: «Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования»

Почему вы решили заняться образовательными проектами еще в 90-х годах?

Меня часто выгоняли из школы, потому что я знал ответы еще до того, как учитель сформулирует вопрос. Учителя переводили меня досрочно в следующий класс, так что школу я окончил в 14 лет. Но каждый раз, когда они были мною недовольны, я думал: «Почему эта школа такая убогая? Почему так неинтересно и скучно?». Однажды я сказал себе: «Вот вырасту и покажу вам, как надо организовывать образование!».

В 1988 году я был уже завотделом крупного НИИ. Когда упали шоры СССР, а эту систему и государственную машину я ненавидел, появилась возможность заниматься частным бизнесом. На следующий же день после указа я бросил работу и решил организовать что-то свое. Никто из друзей меня не поддержал.

Студенты говорили, что я классно читаю лекции и разбираюсь в экономике. Тогда как раз экономика была на нуле, люди теряли работы или не получали зарплату, система рушилась и мало кто знал, что делать. И я придумал школу бизнеса для взрослых людей с полным погружением. Сейчас этим никого не удивишь, но в1988 году ничего подобного не было.

Я арендовал помещение в санатории завода «Большевик» в Пуще-Водице и собрал там 20 человек на две недели. Отрезал их от всего: жен, продуктов, детей. Они занимались 24 часа в сутки: если не спали, то обучались экономике, менеджменту и бизнесу, а во время сна в наушниках учили английский.

Владимир Спиваковский: «Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования»

Занятия проводили практики: замминистра внешней торговли, главный режиссер театра, начальник отдела Нацбанка – то есть те люди, которые давали знания годные к применению уже на следующий день. Курсы были дорогими, это был отличный бизнес, но мне этого было недостаточно. В каждой группе была «золотая рыбка», человек с идеей, которую я мог воплотить в жизнь. Так я вместе с учениками реализовал 50 проектов. Люди обретали дело своей жизни, а я развивал бизнес.

Школа процветала, но однажды я обратил внимание, что быстро успешными становятся в бизнесе примерно половина наших слушателей. Но мне как аналитику было обидно, что у второй половины слушателей, обучавшейся тому же, с таким же энтузиазмом, у которой так же удачно должно было бы все сложиться, ничего не получалось.

Выяснили, почему?

Вы удивитесь. Я обнаружил невероятную причину! Все получали одинаковую информацию о бизнесе. Но оказалось, что неудачники, в отличие от успешных, жили по принципу «продай и убегай», они не думали о своем бизнесе в долгосрочной перспективе. Менталитет советского человека поменять практически невозможно. Я подумал, что если и дальше буду обучать взрослых людей с таким настроем, то школа будет выпускать обманщиков и шулеров.

Тогда я решил открыть школу для детей, которые вырастут достойными людьми и займут ключевые посты в государстве.

Так я открыл частную школу, лицей «Гранд», который стал воплощением моей детской мечты. Всего за 30 лет мы выпустили 400 человек, и многие из них сегодня занимают ключевые посты в своей сфере деятельности. Кто режиссер, кто ветеринар, кто риелтор в Калифорнии. Но главное, они не только крепко стоят на ногах как профессионалы, у них душа и мораль на месте. Вот это самое главное – соединение двух векторов дает до сих пор прекрасные результаты.

Как вы продумывали свою школу?

Мне надо было организовать школу с другой программой и моделью, но соответствующую требованиям министерства, с другим уровнем учителей и родителей, которые стремились бы дать своим детям настоящее образование, а не банальное, которое никому не нужно. И все организовать совершенно по-новому, как никто не делал.

Владимир Спиваковский: «Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования»

Учителей мы выбирали по трем критериям – они никогда не работали в школах, хорошо знают свое дело и просто любят детей, тогда получался нужный нам сплав. Например, учителя рисования я нашел на Андреевском спуске. Учителя математики – в разорившемся НИИ, где он был чертежником и не мог реализоваться в математике, а у нас стал замечательным учителем. Учителя английского нашел на корабле в Тихом океане, куда тот попал по распределению после окончания иняза. Он же не просто английский знал, он мог рассказать про Огненную землю, Новую Зеландию и Карибский бассейн. У детей глаза горят, они не могут себе позволить не выучить урок не потому, что им задали домашнее задание на оценку. Они не могут подвести учителя, чтобы он о них подумал плохо, ведь он для них Бог.

А как вы определяли любовь учителя к детям?

Любить детей – это не значит по головке гладить, сопли вытирать и ставить одни пятерки. Любить детей – это оказывать на них такое влияние, что они тебя обожают за все: и за знания, и за строгость, и за понимание, и за проникновение, и за эмпатию. Вот таких мы учителей нашли, и это, конечно, привлекло наших родителей. Я нанял два автобуса для развозки, что было тоже ново. О нас прознал бизнесмен из Англии и предложил мне просто так дать на целый месяц двухэтажный автобус, который катал детей по городу на зависть всем. Представляете, в 1989 году?

Кто родители обучающихся в лицее детей?

В 90-х все были одинаковыми. Сейчас же это средний класс – есть квартира, машина, работа, регулярный отпуск, они могут себе позволить нормально одеваться и питаться. Средний класс – это не вопрос оплаты, это вопрос слоя общества – бухгалтеры, программисты, юристы, директора магазинов – таких у нас 80%. Бедные семьи, которые работают на трех работах и просят скидки (и мы идем им навстречу), – 10%. Остальные – богатые люди, которым важно дать ребенку приличное образование, не отправляя заграницу.

Но самое главное, что мы создали в «Гранде» – это среда обитания. Дети находятся здесь с 9 до 18. Мы видим их чаще, чем родители. Среда обитания учит знаниям, умениям, навыкам, компетенциям – всему, что нужно в жизни. В 21 веке среда обитания обретает более важное значение, чем даже роль учителя. Мы создали школу с творческой, но серьезной атмосферой, в которой ребенку комфортно, он чувствует, что здесь хорошо, и проявляет любознательность и любопытство. А нам нужно понимать, как информацию подать, упаковать, преподнести, чтобы ребенок ее ухватил и личностно вырос.

Как выстроена структура управления лицеем и корпорацией «Гранд» и что курируете лично вы?

«Гранд» – это корпорация, в которой система образования занимает 20-30%, а остальное – издательства, интернет-проекты, рекламный бизнес, премия «Бренд года Украины». Я занимаю позицию президента корпорации. Много путешествую, объездил 107 стран. Консультирую три правительства – Гонконга, Финляндии и Калифорнии – по реформам образования. Знаю, понимаю и вижу, что происходит в мире. Свой опыт описываю в книгах, например, «Образовательный взрыв» и «Атлас идеальной системы образования», в которых полностью расписано, какой должна быть система образования и школа, идеальная для детей, учителей, родителей, общества, науки и бизнеса. То есть я – собирательный образ, который формирует шаблон, формат системы обучения в стране и в мире в целом, и в «Гранде» в частности.

Владимир Спиваковский: «Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования»

Все понимают, что формат, контуры, среда обитания и наши месседжи, общая атмосфера задается мной и моей женой Ириной Александровной, которая управляет лицеем. Но в каждом проекте есть свой менеджмент. Школа – это тоже бизнес-структура, где каждым направлением, от транспорта до питания, от набора кадров до учебного продукта, заведует специалист.

Вы открыто заявляете, что образование для вас – это бизнес, а не альтруизм. Каких принципов вы придерживаетесь при выстраивании бизнес-процессов в своих образовательных проектах?

Кто открывает свои школы? Физик, которого недооценили в школе, или жена богатого человека, которые не смыслят ничего в бизнесе, или наоборот, предприниматель, не разбирающийся в педагогике.

В сфере образования нам надо применять две модели – и бизнес-модель, и педагогическую – одновременно. Можно ли это сделать? Легко.

Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования. Какая самая главная формула бизнеса? Больше товаров за меньшие ресурсы. Как перенести это в систему образования? Больше знаний за меньшее время.

Сегодня таблицу Менделеева по программе учат три года. Но оказывается, ее можно выучить за три месяца, причем глубже и на дольше, и высвободить время для других интересов. Обучающие технологии сегодня могут быть более спрессованными. Это только одна из формул.

Второй момент – система образования никогда не слышала слово «маркетинг». Она никогда не задавалась вопросом: чему учить, как учить, кем, зачем, почему? Бизнесмен, приступая к изготовлению нового продукта, сначала составляет бизнес-план, оценивая рынок по 10-15 параметрам (Спиваковский берет в руки бутылку воды Evian): нужна эта вода или будут пить из водопровода, какая вода, какая упаковка, расфасовка, где ее делать? Любой нормальный человек, прежде чем он что-то собирается сделать, разберется, кому это нужно. Но этого не понимают в системе образования. Мир шагнул вперед, и только школа осталась такой же, как 300 лет назад – мел, парта, доска, дневник, ученик, домашнее задание и т. д. Так дальше нельзя.

Владимир Спиваковский: «Я перенес очень много формул из бизнеса в систему образования»

Как надо?

Сегодня традиционная школа представляет собой достаточно дорогостоящий процесс по производству продукта «выпускник» и рассматривать ее надо как бизнес-модель. Школа, и система образования в целом должна ответить на 7 базовых вопросов.

  • Зачем учиться? Если непонятно, зачем учиться, все остальное вообще бессмысленно. Если знаем, зачем учиться, возникает следующий вопрос –
  • чему учиться? Чтобы добиться этой цели, надо этому учиться, чтобы добиться другой цели, нужно учиться другому. Когда мы определились, зачем и чему, возникает вопрос
  • а как? В моем списке есть 20 основных технологий и 100 дополнительных, которые позволяют добиться главного: больше знаний за меньшее время. И теперь логичным образом возникает вопрос
  • кто будет учить? Здесь важно понимать, что учитель не обязан создавать учебники и технологии. Где вы видели, чтобы рабочий на заводе создавал технологические карты?
  • Где учить? Уже не только в школе, но и в интернете, музеях и еще много где.
  • Сколько это будет стоить? Можете себе представить, что система образования никогда не работала с понятием «смета». Сколько стоит хорошая система образования? 7% от ВВП. Вы когданибудь слышали, чтобы какое-то здание построили за 3% от ВВП? Исключено. Все нужно считать.

Сколько стоит хорошее образование?

На одного ребенка в финской системе образования тратится 10-15 тыс. евро в год. В Украине столько же, только в гривнах.

А в лицее «Гранд»?

1000 евро в месяц или 11,5 тыс. евро в год. Но надо понимать, что у нас система all inclusive, и в стоимость включено все – и трехразовое питание, и развозка на 10 автобусах, и учебники.

Отдавая детей в «Гранд», родители понимают, за что они платят. За настоящую взлетную полосу, где дети будут, во-первых, в безопасности, во-вторых – накормленные, обслуженные, наученные. И каждый день, встречаясь с детьми после школы они будут видеть апгрейд их души и ума.

Как вам удалось построить школьный all inclusive?

Потому что я настоящий бизнесмен. Умею не только написать бизнес-план, но и найти такие решения для сложных задач, что люди сразу же спрашивают, как они могут это оплатить. Потому и занимаюсь реформированием системы образования в мире вообще и в нашей стране в частности.

Например, говорят, дети бывают неспособные или стеснительные, и не стоит им выступать на сцене. А мы ввели правило: каждый из 200 детей должен выступать. Мы говорим ребенку: «Не умеешь петь? Идем в студию звукозаписи». Там он готовит свою фонограмму и даже если не попадает в ноты, звук отменный, зрители хлопают, родители видео снимают и знакомым показывают. Ребенку понравилось. В следующий раз он снова идет в студию звукозаписи, записывает фонограмму, но уже хочет попасть в эту ноту, хотя никто его не заставляет, двойки не ставит, не ругает. Постепенно у него возникает и интерес, и мотивация. На 25-й раз он попадет в ноты! Я не говорю, что ребенок стал гениальным певцом, но он смог развить в себе новый навык!

Мы выводим ребенка на сцену не для того, чтобы петь, танцевать, играть. А ради того, чтобы он не боялся выступать перед публикой. Окончив школу, он будет готов к публичным выступлениям. Мы в лицее даем не только знания, но и навыки.

Министерство провозгласило, что теперь знания на втором месте, главное – компетенции. Оно то так, но не совсем. Как обучать математике, физике и химии понятно. А как обучить критическому или креативному мышлению, целеустремленности, таймингу, эмпатии? Никто не знает.

А мы научились давать эти компетенции вместе со знаниями. Например, мы начали вводить соревновательный момент и работу в командах. Ряд против ряда, девочки против мальчиков, кто живет к югу от школы и к северу – разделились на команды. И вот они уже рассматривают Google-карту и ищут на ней школу. И это про другой тип мышления. Мы учим и чувству команды, и командному мышлению, что является одной из главных компетенций для будущего.

А домашние задания?

Мы изящно решили этот вопрос. Например, домашнее задание состоит из 3-4 пунктов, например, 2 примера по алгебре, 3 упражнения по украинскому языку, 10 слов английских, параграф по истории. Учитель обязан рассчитать и прописать тайминг: 2 примера – 10 минут, упражнения – 12 минут, английский – 8 минут, ну и параграф выучить. Все вместе не должно превышать 45 минут.

Так ребенок учится пользоваться таймером и чувствовать время, сосредотачиваться на задаче и не отвлекаться, организовывать свое жизненное пространство. Проживший школу в модели тайминга ребенок будет пунктуальным и будет все успевать. Слово «успех» производное от слова «успеть».

Вы построили систему, в которую встраиваете ребенка. А как же идея о том, что надо учитывать интересы ребенка и идти за ним?

Я сторонник того, что либертарианство и либеральность, свободолюбие в системе образования должно быть, но ограничено и дозировано. Как правило, 80% детей не могут осознанно выбрать, чего они хотят. Осознанный выбор профессии или понимание, кем я хочу быть, наступает примерно в возрасте 18-20 лет. В 6 лет ребенок любит рисовать, в 5-м классе пацаны увлечены футболом, а в 7-м классе их не оторвать от планшета. Означает ли это, что с 6 лет надо готовить в художники, а потом готовить на футболиста? Ни одна нормальная мама так не поступит. Потому сорри, но интересы ребенка еще не доказательство.

Я сторонник того, чтобы школа имела общеобразовательную функцию. До 6-8 класса образование должно быть без выбора, но с широким спектром. Тогда позже ребенок сделает более осознанный выбор профессии, и скажет: «Из всего, что знаю, умею и видел, выбираю вот это».

Уверен, что это – правильный подход. У нас за плечами 30 выпусков. И главный критерий того, что система работает – это то, что те дети, которые у нас учились, уже приводят к нам своих детей. Что может подтвердить мои слова лучше, чем этот факт?

Как это реализуете в «Гранде»?

Есть учебный план, который соответствует программе традиционной школы, и есть дополнительные проекты – компьютерный, дроны, театральный и другие. Первую неделю в школе учителя проводят презентацию своих кейсов и проектов, а дети выбирают. Каждый проект длится полгода, затем его надо поменять. Дважды взять один проект нельзя. Так за 10 лет дети проходят 20-25 проектов. Согласитесь, это достаточно мощное и широкое представление. После прохождения каждого проекта формируется представление, что ребенку нравится, а что нет.

Почему вы не масштабируете лицей в сеть?

Абсолютно масштабируема. Я придумал, как в школе совместить традиционный учебный план с получением тех знаний и навыков, которые на самом деле нужны в жизни. Нашу модель перенимают, добавляя что-то свое, это и есть масштабирование.

Было время, когда запрашивали франшизы «Гранда» в другие города Украины, Беларуси, Казахстана, но я отказался. Мне просто неинтересно строить новые школы. Неинтересно обучать не 200 человек, как сейчас, а 800. И здание наше не позволяет обучать больше, а строить большее тоже неинтересно. И 200 человек – оптимальное количество для частной школы, чтоб не превратиться в традиционную. Зачем мне так расти или ухудшать продукт?

Но самый важный момент. Еще 10 лет назад я понял, что будущее образования не ограничится только школьными стенами. Школы будущего не будут выглядеть, как кельи с коридорами и комнатами. Образование в большей степени уйдет в интернет. Поэтому я создал образовательную онлайн-платформу и решил перенести часть нашего лучшего опыта и продукта в интернет, чтоб оно было доступным во всем мире.

Но вы говорили, что среда формирует человека. Как в онлайне создать необходимый для развития социум?

Социализация ребенка происходит в офлайне, в очном обучении, в очной среде, где он сможет не только знания получить, но и коммуникацию. А половину учебного времени он будет тратить на обучение в онлайне. Не важно, дома, в школе, на курорте или где-нибудь еще.

Во второй части интервью вы узнаете о том, как Владимир Спиваковский создавал кейс-уроки, которые сейчас продаются по всему миру, и как искал и находил рынки для их сбыта. А 2 ноября на мастер-классе в Киеве он расскажет об их применении на занятиях в школах, лагерях и образовательных центрах. Подробности и регистрация по ссылке.