В августе в Укрине пройдет самая масштабная Международная конференция демократического образования IDEC/EUDEC 2019. «Освіта Нова» готовит цикл статей о демократическом образовании в Украине и мире. И сегодня мы задали 5 вопросов о демократическом образовании Ирине Браницкой, основателю демократической школы Papaya, соорганизатору конференции.

Ирина Браницкая: «Эти дети свободны внутри»

 

Что лично для тебя означает «демократическое образование»?

Демократическое образование строится вокруг ребенка. Очень важно изначально организовать систему, в которой каждый ребенок может развиваться в своем уникальном направлении.

Мы не строим школу, где точно знаем, каким ребенок должен быть и какие навыки должен приобрести.

В демократических школах нет ожиданий, но есть возможности. И когда ребенок попадает в среду возможностей, он выбирает, что ему нужно, что соотносится с его физиологией, его состоянием на сегодня.

Самое важное, что это та система, в которой ребенка слышат и для этого не нужно придумывать никаких специальных мероприятий. Только в среде, где ему комфортно, где нет сопротивления, давления и страшных мотиваторов ребенок может развиваться естественно и успешно. Опасения родителей, что он вырастет и ничего не достигнет, опровергаются результатами многих демократических школ.

Для меня демократическое образование – это возможность научить детей слышать себя, быть в контакте с собой, чувствовать окружающий мир, взаимодействовать с ним. Чтобы они понимали, что важно для них, для окружающих людей, для социума. Демократическое образование дает возможность реализовать все эти пункты.

Как отличаются дети, которые учатся по принципам демократии, и в обычной школе или по другим методикам?

Сложно ответить на этот вопрос, поскольку помимо школы на ребенка влияет еще огромное количество факторов – семья, социум, друзья. Я встречала и общалась со многими людьми, которые учатся или окончили демократические школы, чтобы для себя понять, в чем эта разница.

И заметила, что эти люди уверены в себе, они в контакте с собой, в каждый момент времени знают, чего хотят и что им нужно. Они знают, что чувствуют.

Эти дети стабильны из-за того, что на них нет давления, они развиваются в природном для них направлении, без сопротивления. А если нет давления и сопротивления, ребенку легко, он нормально себя чувствует. Если у него не получается что-то сегодня, получится завтра, или никогда, но он не станет из-за это чувствовать себя плохим. Если ребенок учится это осознавать и чувствовать, только в этом случае он может быть уверен в себе. Тогда он не сравнивает себя ни с кем. Не думает, что заслуживает любви и внимания, когда получит хорошую оценку, и его заругают или высмеют за плохую. Ситуация, когда есть ожидания от ребенка, а он их не оправдывает, воспитывает неуверенность в себе, у него нет базы, на которую можно опираться. Для него важно понимать, что ему есть место в этом мире и что он прекрасен. Все, что он умеет или не умеет, все, что у него хорошо получается или не очень – это он. И он нужен, и он найдет свое призвание, и тоже будет отвечать на вызовы мира.

Только в этом я могу отметить разницу. Я видела детей, которые не боятся выступать на конференции на 800 человек с плохим английским и задавать вопросы людям мирового масштаба. Эти дети свободны внутри. В этом и разница – в стабильности и внутренней свободе.

Это не значит, что дети из демократических школ гораздо умнее. Есть и очень умные дети, которые достигают сумасшедших высот, потому что сразу знают, к чему идут. А есть дети разносторонне развитые, они еще не нашли свой интерес, а только ищут его, но они в этом тоже уверены. Они волонтёрят, работают, выбирают разные активности. Не учатся в университете, потому что еще не определили, на что готовы потратить 5 лет своей жизни, а делать это "потому что все идут" не хотят. Эти дети в общении создают впечатление взрослых людей, но не из-за опыта, а из-за осознанности и понимания своих желаний и сильных сторон.

Какие примеры международных демократических школ для тебя являются «эталоном», больше всего поразили?

Я посетила много разных учебных заведений и каждое из них по-своему эталон демократической школы. На меня произвели особое впечатление израильские школы. Они большие, одновременно там учится 450-500 человек, но несмотря на масштаб там существует демократия. Никто не дерется, не толкается, не ссорится. Мы спрашивали у детей почему так, а они ответили, что не чувствуют давления и к ним не выдвигают ожиданий. Конечно, в такой свободной среде уровень агрессии очень низкий. Вы попадаете в атмосферу, где 480 детей доверяют пространству, друг другу, чувствуют себя в безопасности.

Меня очень поразила школа в Испании Ojo de Aqua. И дело даже не в здании, где она находится, а оно экологическое, с само обеспечением ресурсами (вода, электричество) и их переработкой. Поразительно, что на 80 детей здесь всего 5 взрослых. Учебная программа организована с учетом природы ребенка и все происходит очень органично.

Я была в прекрасных школах в Нью-Йорке. В одной из них дети 9 недель учатся, а 3 недели отдыхают, и у них непрерывный учебный год. Там хорошие учителя, все дети находятся вместе, не разделены по возрасту. Ребенок может учить то, чем заинтересован, а учителя предлагают варианты и помогают вникнуть в тему. Я общалась там с детьми, они все счастливы, поразительная атмосфера и результаты.

В прошлом году мы с детьми ездили в польскую школу Wioska Bullerbyn. У них два помещения, в Варшаве и за городом. В пригороде у них огромная площадь с большим количеством развлечений для детей. Там есть животные, как и во многих демократических школах. Дети свободно носятся по территории. Но помимо этого много времени уделяют учебе, и она входит в сферу их интересов. На время пребывания Варшаве у них есть спортивные занятия. Они выбирают вид спорта на 2 месяца – прыжки на батуте, скейт или скалолазание, а потом меняют. Один день в неделю посвящен изучению возможностей города. Дети решают, куда они хотят пойти и что узнать – на предприятие к своим родителям, в студию на телевидении, городскую администрацию, мастерскую. Они обсуждают это с учителями, а те заранее договариваются с разными службами.

Есть еще много демократических школ, которые мне хочется посетить. Например, известные Summerhill и Sudbury School – прекрасные проекты и образцы для подражания во всем мире.

Ирина Браницкая: «Эти дети свободны внутри»

Какие принципы демократического образования внедряешь на практике в своей школе?

Я все больше стараюсь внедрять методы, позволяющие детям выбирать то, что они хотят учить. Мы понимаем, что они должны сдавать государственную аттестацию и по другим предметам, поэтому у них есть возможность выучить их на минимальном уровне и сдать тест. Но то, что они будут проходить и в каком объеме, обязательно оговаривается с детьми.

Важная составляющая демократических учебных заведений, и моей школы тоже, школьный парламент. Вопросы, которые на нем поднимаются, влияют на жизнь школы. Это непростой процесс, потому что детям, которые не выросли в системе доверия, сложно понять, как они могут что-то решать. Они привыкли подчинятся и следовать тому, что говорят взрослые. Мы стараемся на собраниях парламента показать, что их решения влияют на школу и что они живут с последствиями этих решений. Очень важно научить детей тому, что они самостоятельно могут формировать пространство, в котором существуют. Конечно, есть вещи, которые касаются финансов или аренды, и их решают взрослые. Но все, на что могут повлиять дети, они решают сами. Я уверенна, что это формирует в них ответственность. Родители говорят, что дома дети тоже стараются влиять на какие-то вещи, высказывать и аргументировать свое мнение.

В демократической школе каждый ребенок должен быть услышан – что он чувствует, в каком настроении сегодня пришел. Он должен быть не просто услышан, а и чувствовать, что важен.

В моей школе если ребенок понимает, что не выспался или плохо себя чувствует, мы не будем его что-то заставлять или тащить на занятие. Даже если он выбрал его и должен отходить какие-то часы, у него всегда есть право сказать «нет». Ребенок должен чувствовать себя защищенным и понимать, что насилия не будет, даже если он изменит свое решение.

Это касается не только детей, но и взрослых. Если мы – взрослые – не несем в себе этот принцип, не верим и не принимаем его, то не сможем передать детям. Сколько бы мы не говорили, что нужно читать книжки, если ребенок не увидит, как мы это делаем, он никогда не откроет ни одну книгу.

Что ожидаешь от IDEC-2019, который пройдет в Украине?

У меня большие ожидания от IDEC 2019, ведь я понимаю, что конференция может стать важным шагом на пути к демократизации нашего общества. Хочется, чтобы люди, которые придут на конференцию, которые прочитают статьи о ней или послушают спикеров, задумались, что существуют другие школы и их результаты прекрасны. Важно, чтобы люди узнали о другом опыте и что необязательно ребенка учить всему подряд и стараться сделать его умным.

В первую очередь, хотелось бы с помощью IDEC-2019 вселить родителям уверенность, что демократические школы – это правильный путь, который стоит выбирать, и это подтверждает успешный опыт многих стран.

И пусть не каждый ребенок пойдет в такую школу, но абсолютно точно в любой школе, даже государственной, можно вводить принципы и инструменты демократии. Если появится такой запрос, мы готовы делиться опытом, обучать педагогов и директоров реализовывать демократическую систему.

И во-вторых, хотелось бы, чтобы со временем демократическое образование поддерживалось на государственном уровне, и у альтернативных школ появилась почва для развития, легализация и правовая поддержка.

 

Приходите на IDEC Ukraine 2019 и узнавайтео демократическом образовании из первых уст!

Детали о программе конференции, спикерах и участии по ссылке

Ирина Браницкая: «Эти дети свободны внутри»