Людмила Петрановская: Самостоятельность или вседозволенность?

Понятие «родительской власти» напрягает многих мам и пап уже одним своим названием так как речь идет о власти взрослого – родителя, учителя, воспитателя – над ребенком. Тем не менее эту концепцию надо осмыслить, принять и применять, потому что ребенку для выживания и здоровой психики нужен сильный и заботливый взрослый, который никого не боится и строит отношения с ребенком из сильной позиции. Именно этой теме посвятила Людмила Петрановская свою лекцию 15 сентября в Киеве (Тезисы с лекции 14 сентября «Умный ребенок – это какой?» читайте здесь.

Мы выражаем благодарность Inveria flow space за организацию ее приезда и предлагаем всем тем, кто хотел попасть, но по разным причинам не смог, ознакомиться с концепцией родительской власти в изложении психолога Людмилы Петрановской.

Людмила Петрановская: Самостоятельность или вседозволенность?

Ретроспектива концепции родительской власти

Так исторически сложилось, что дети появляются на свет неспособными позаботиться о себе – для выживания им нужен заботливый взрослый, что обеспечивается программой привязанности.

В связи с тем, что эти отношения изначально складываются с абсолютно беззащитным существом, которому взрослый должен обеспечивать базовые потребности, в них очень много неравенства – родительской власти и детской зависимости.

Ребенок зависит от родителей не только физически, он даже свою картинку мира складывает через родительскую призму. Если родители на что-то радостно или тревожно реагируют, то он также будет реагировать впоследствии.

И об этом аспекте отношений не очень принято говорить в обществе, предпочтение отдается темам безусловной любви, родительской усталости и т. п., а надо бы, потому что он есть и с ним следует правильно обращаться.

Сейчас наше общество находится в очень серьезном периоде осмысления родительской власти как явления. В предыдущем периоде ребенок воспринимался как собственность родителей, которой они могут распоряжаться на свое усмотрение – физически наказывать и определять, как ему жить.

В конце 19 начале 20 веков возникла совершенно новая парадигма. В результате урбанизации в семьях стало рождаться меньше детей, они перестали быть обеспечением в старости и подспорьем в хозяйстве. С развитием медицины снизилась детская смертность. Ребенок перестал быть венчурным проектом – то ли вырастет, то ли нет. Родители стали задумываться о будущем детей с рождения. Ребенок стал ценностью.

Непредвиденные последствия либерализма в воспитании

В 1978 году Астрид Линдгрен выступила с речью в защиту детей на вручении престижной Премии мира книготорговцев. После ее выступления правомерность применения к несовершеннолетним физических наказаний была поставлена под вопрос, а через год Швеция стала первой страной в Европе, которая на законодательном уровне запретила бить детей. Тогда всем казалось, что если людей просто перестать с детства обижать и ограничивать их свободу, если они перестанут бояться своих родителей, то вырастет новое поколение прекрасных, уверенных в себе, талантливых людей и мир волшебным образом преобразится.

Но давайте посмотрим, сработала ли эта идея. В Америке уже в 60-70 годы на смену авторитарному пришел либеральный подход к воспитанию детей. В его основу было заложено понимание того, что ребенок – личность со своими правами, родители им не командуют, а общаются на равных, договариваются.

Смена подходов была достаточно резкой. Дети, которых воспитывали в духе родителей из фильма «Общество мертвых поэтов»  вырастали и давали себе обещание, что своих детей они воспитают иначе – будут внимательны к чувствам детей, будут видеть в них личность и общаться на равных.

Но результат этого подхода отличался от ожидаемого. Новое поколение не боялось родителей и было свободно в выражении своих чувств. Но вот уверенности в себе у них не прибавилось, а вот случаи детских неврозов, депрессивных расстройств и сниженной самооценки участились. Дети, которых растили в поддерживающей и принимающей атмосфере, сталкиваясь с трудностями, были склонны уходить в тревожные состояния и испытывать растерянность. Бум обращений к психологам с такими проблемами пришелся на 70-80-е годы.

До нас эта волна докатилась вот только сейчас. Пострадавшие от авторитарности своих родителей молодое поколение родителей было настроено растить своих детей, основываясь на равенстве, уважении личности и договоренностях. И теперь они массово обращаются к психологам и жалуются, что ребенок не слушается ни родителей, ни учителей, несчастлив, обзываается, дерется, неуверен в себе и т. п. Складывается некомфортная и для взрослых, и для детей ситуация.

Речь идет о детях в возрасте 3-7 лет, позже их тревожность снижается, и, соответственно, уменьшается количество обращений к психологам. Взрослым, родителям и педагогам, непонятно, как обращаться с детьми и как призывать их к порядку. Потому что одна часть детей в ответ на малейшее замечание начинает дерзить, а другая рассыпаться, плакать, впадать в истерику. С точки зрения интеллектуальных способностей такие дети хорошо развиваются, но план воспитать свободного, уверенного в себе человека оказался безнадежно проваленным.

Ужаснувшись авторитарности предыдущих поколений, мы занырнули в либерализм и получили не те результаты, которых ожидали. Концепция родительской власти как дискомфортная была незаслуженно забыта. Надо задуматься, как получить из концепции родительской власти мирный атом.

Когда взрослый не ведет себя как взрослый

Концепцию родительской власти давно пора перестать заметать под ковер, заметила Людмила Петрановская и разъяснила, что именно противоречит природному замыслу, когда родитель предлагает ребенку себя любящего, но без власти.

Представьте себе ребенка, который понимает, что его выживание зависит от привязанности, от наличия рядом взрослого, который транслирует безопасность – я несу за тебя ответственность, я живу тут давно и все знаю, и буду объяснять тебе, как тут все устроено. Программа эта архаична и включается по умолчанию. Только взрослый транслирует совсем не то, чего от него ожидает ребенок. Взрослый дает понять, что у нас тут договоренности, мы с тобой на равных.

Людмила Петрановская: Самостоятельность или вседозволенность?

А ребенку некомфортно, когда взрослый не ведет себя, как взрослый. Ребенку хочется знать, что взрослый его будет спасать от саблезубого тигра. А взрослый что-то тут про дружбу вещает. И вообще – как можно о чем-то договариваться с трехлеткой, если у него еще не развиты психические функции для договороспособности, он просто не в состоянии брать на себя ответственность за выполнение договора и просчитывать последствия.

Родители, которые не принимают концепцию родительской власти, оказываются в неприятной ситуации, общество требует от них, чтобы они обеспечивали безопасность ребенка, но обеспечить ее, не прибегая к ограничениям и требованиям, невозможно. Представьте себе, что вам дали должность, наделили ответственностью, но не дали полномочий. То есть вы ходите и со всеми причастными договариваетесь, подчиненные вас не слушаются и вы обижаетесь. Вот в такой же ситуации и находится родитель без родительской власти – он проваливается в позицию жертвы и занимает, по сути, позицию пятилетнего ребенка, так как именно в этом возрасте дети начинают обижаться.

До этого возраста ребенок может бояться, сердиться, но не обижаться. Обида – это когда ты не получаешь ожидаемого. Когда папа обещал сводить цирк, но уехал в командировку и не смог выполнить обещанного. В этом возрасте ребенок пребывает в уверенности, что если мама или папа что-то делает или чего-то не делает, то только потому, что они так захотели, малыш еще не понимает ничего о влиянии обстоятельств.

То есть хорошее отношение к нему родителей, когда все желаемое разрешается, свидетельствуют о любви. Отношения и оргвыводы склеиваются в единое целое. Расклейка произойдет чуть позже, ребенок начнет понимать, что папа не пошел с ним в цирк, не потому что разлюбил, а потому что по работе надо уехать в командировку, и что папа тоже расстроен данным обстоятельством. До этой сложной психологической конструкции ребенку нужно дорасти.

То есть, когда все разрешающий родитель без родительской власти сталкивается с тем, что нужно ввести ограничение, он его может ввести лишь рассердившись – заняв слабую позицию, то есть проявив эмоции.

Рассмотрим действия родителей на примере

В семье введено правило: перед сном смотрим два мультика. Но ребенок настаивает на еще одном. Вспомните себя, когда смотрите сериал. Если для родителя власть недоступный ресурс, то он начинает возмущаться поведением ребенка, что мол, нельзя договориться, тебе только волю дай, ты будешь целый день смотреть, ты все время споришь (заставляешь меня чувствовать себя плохо, я должен проявить власть, а я не хочу).

Людмила Петрановская: Самостоятельность или вседозволенность?

Если же власть доступный ресурс, то склейки все разрешаю и хорошее отношение нет. Мультик выключается, ребенок может проявить недовольство, на которое родитель не впечатляется, потому что понимает, что ребенку нужно время пережить разочарование.

Нет таких способов, которые позволят вам воспитать детей, которые будут хотеть того, что вы хотите, чтобы они хотели. Нам самим сейчас очень сложно себя дисциплинировать – посмотрите только, какие книги сейчас пользуются популярностью – про развитие в себе полезных привычек, про победу над прокрастинацией, как себя на что-то замотивировать.

После таких вот ситуаций, как описано в примере, ребенок делает вывод, что хотеть чего-то или с чем-то не соглашаться плохо, потому что мама расстраивается, у нее дрожит голос и она ведет себя неадекватно. А какой ребенок хочет расстроить маму? А потом мама места себе не находит – почему ребенок ничего не хочет и отвечает, что ему все равно. И даже нет старается не говорить, потому что от этого мама расстраивается. Чувствительные дети стараются лишний раз в школе учителю не говорить, что что-то не понял, потому что учитель рассыпается от этого.

Кто если не я

Другая часть детей при мысли о саблезубом тигре в ситуации, когда рядом нет взрослых с родительской властью, ведут себя как доминантные особи и троллят взрослых в надежде, что те все-таки вспомнят, кто тут взрослый.

Вспомните школу, каких любят учителей – мягких (Ну что мне с вами делать) и безвольных (Сейчас позову директора/Вызову в школу родителей) или тех, которые со стержнем, которых немного побаиваются, но уважают и чувствуют себя с ними в безопасности.

Дети страдают от взрослых (родителей, воспитателей, учителей), которые не ведут себя как взрослые.

Как принять концепцию родительской власти и правильно ею пользоваться

Дорогие взрослые, смиритесь с тем, что родительская власть идет в комплекте с ребенком, без нее невозможно быть родителем. Она нужна для заботы. Если сомневаетесь, спросите себя, почему вы запрещаете что-то сейчас, потому что вы себе так жизнь упрощаете или потому что вы заботитесь о своем чаде, передаете ему свои ценности, воспитываете. Как вы понимаете, заботиться с позиции ведомого невозможно – тот, кто заботится, тот и управляет процессом и несет ответственность за того, о ком заботится. 

Не выплескивайте на ребенка свои эмоции и не решайте свои проблемы за его счет. Ограничения и запреты тоже часть развития ребенка, часть его обучения тому, как устроен мир, они никоим образом не травмируют ребенка. Но здесь важно не скатиться в авторитаризм. Родительская власть вам дана исключительно для заботы.

Ребенок должен научиться переживать требования и ограничения, не разрушаясь при этом. Не научившийся этому в детстве человек, переживает фрустрацию, столкнувшись с ограничениями во взрослом возрасте, а на ее преодоление нужно много психических сил.

Читайте также: Людмила Петрановская: Умный ребенок – это какой?

Сегодняшние молодые родители часто жалуются на то, что их мамы и папы слишком часто говорили нет, потому что у последних не было ни времени, ни особенного желания во что-то вникать, так было легче.

Разъедините эмоции и требования. Совершенно необязательно сердиться на ребенка, чтобы ему что-то запретить.

В сильной позиции вы можете спокойно как запрещать, так и разрешать.

-Разрешаем

Я понимаю, что ты хочешь посмотреть третий мультик, сегодня вечер пятницы, давай сделаем исключение. Опыт ребенка – я не монстр, о своих желаниях можно заявлять, это неопасно. Мама с папой включат режим эксперта и примут решение, можно или нельзя. В случае отказа родители помогут справиться с фрустрацией и не впечатлятся на протесты и недовольство со стороны ребенка.

Родитель без родительской власти, скажет «Смотри свой мультик, только чтобы не слышать твое нытье, достало уже» (Мне плохо от того, что я должен тебе запретить смотреть третий мультик. Я жертва). Мультик ребенку уже будет не в радость. Формально то же самое, что и разрешение в сильной позиции, но такая коммуникация не полезна ни одной из сторон.

-Запрещаем

Я понимаю, что ты хотел бы посмотреть третий мультик, но у нас есть правило и мы сейчас его не будем смотреть. Ребенок плачет, родители сочувствуют, помогают пережить фрустрацию, переключают внимание на что-то другое. Опыт ребенка – если все не так, как я хочу, – это не конец света, мама с папой всегда утешат.

Людмила Петрановская: Самостоятельность или вседозволенность?

Не суть важно, разрешаете вы что-то или запрещаете, не в этом дело, а в том, какая коммуникация происходит между ребенком и родителем. И таких ситуаций, когда родители чувствуют беспомощность, предостаточно в жизни, те же конфликты между сиблингами. Объясняется это тем, что у нас в голове засела идея о том, что наш ребенок не должен быть нами недоволен.,

Что может помешать реализации родительской власти

Никто не должен подрывать родительскую власть со стороны. Людмила Петрановская развеяла укоренившийся миф относительно единства запретов в семье, заметив, что психика ребенка адаптивна по своей природе, он отлично запомнит, что у бабушки можно прыгать на кровати, а у мамы нельзя.

Важнее другое – мама не должна делать выпады в сторону бабушки, которая «все разрешает и разбаловала». Аналогично бабушка в присутствии ребенка не должна подрывать авторитет мамы, и говорить что-то вроде того, что родителям для любимого чада жалко кровати.

Нельзя подрывать авторитет учителя в глазах ребенка. Потому что эти выпады говорят ребенку, что рядом ненадежные взрослые (кто меня спасет, когда придет саблезубый тигр?), что положиться на них нельзя и ребенок от этого страдает. Аналогичным образом государство может торпедировать родительскую власть, когда ребенок видит, что мама боится каких-то инстанций, или когда допускается неадекватное отношение к детям.

Читайте также: Людмила Петрановская: Умный ребенок – это какой?

Очень сложная сейчас ситуация у учителей. Любое их слово может быть использовано против них. Учителю в такой ситуации сложно удерживать авторитет в глазах детей, которые чувствуют систему отношений и ощущают тревожность – потому что не уверены в тех, от кого зависят.

Концепт родительской власти нуждается в осмыслении всем обществом, потому что ребенку нужен сильный заботливый взрослый рядом, который никого и ничего не боится и строит свои отношения с ребенком из сильной позиции.