Мурашова: Почему ребенку важно иногда быть «третьим лишним»

Мурашова: Почему ребенку важно иногда быть «третьим лишним»Психолог Катерина Мурашова о том, что быть отвергнутым близким другом или подругой всегда сложно и больно. Особенно когда тебе десять лет.

 

Мой сегодняшний материал в каком-то смысле — продолжение предыдущего, про детскую площадку.

Дети подрастают, но формирование (или неформирование) социальных навыков по-прежнему актуально, и родителей это по-прежнему волнует.

Весьма частое обращение родителей в этой теме условно можно обозначить по названию старой детской игры, которую, подозреваю, сейчас немного кто и помнит. Эта игра называется «Третий лишний».

На всякий случай напомню правила — родители или воспитатели могут предложить поиграть в эту игру группе детей больше восьми человек. Потом на этой модели удобно обсуждать происходящее с ребенком и его приятелями, если его и вас касается или коснется тема сегодняшнего обсуждения.

Итак. Дети встают в круг парами. За кругом — убегающий (лишний). Внутри круга водящий. Цель водящего — поймать убегающего, но за круг он выйти не может. Убегающий в какой-то момент встает в одну из пар с криком «Беги!» или «Много троих, хватит двоих!». «Лишний» человек из пары становится новым убегающим и одновременно доступным для осаливания водящим. Если он недостаточно быстро убежал за круг и его «осалили», он становится новым водящим. Игра очень неплохо тренирует внимание, координацию и взаимодействие в команде (круг надо все время поддерживать, при быстрой динамичной игре он норовит сжаться).

Но вернемся с площадки или со двора в мой кабинет. Как же выглядит тема «третий лишний» в родительских жалобах?

А вот так:

— Моя дочь и Алена хорошо дружили с первого класса. Сразу сошлись и все время вместе ходили, и за партой сидели. Бывало, ссорились, но сами же и мирились. Мы с Алениной мамой и не вмешивались никогда. 

В третьем классе к ним пришла Света. Она яркая девочка — выдумщица, язвительная, веселая, красивая даже. Алена на нее сразу глаз положила — и стала пытаться к ней как-то пристроиться. Света сначала со всеми как-то ровно общалась, и с Аленой, и с моей дочкой тоже. В четвертом классе Алена как-то постепенно стала от моей дочки отдаляться. Моя ее зовет гулять, а та не идет. Моя что-то еще предлагает, а та отказывается. Моя места себе не находит — у нее Алена всегда была лучшая подруга. Я спрашиваю: что случилось? Вы поссорились? Она обиделась на тебя за что-то? Моя плачет: да ничего такого не было! Я говорю: ну не бывает же, чтобы просто так. Поговори с Аленой, вы же уже большие, спроси, пусть она тебе объяснит. Моя спросила напрямую. А Алена ей тут же напрямую и ответила: Света ей в начале года сказала — если хочешь, мы с тобой будем лучшими подругами, но только если ты с Ирой раздружишься. Выбирай: я или она. Ну, она и выбрала. Сказала: прости меня, Ира, но мне со Светой веселее и интересней.

Моя домой пришла, на ней лица не было. Даже и плакать не стала. Легла на диван лицом к стене, и ни есть, ни говорить. Вот уже два месяца прошло, а она все как зомби ходит. Бабушка ей говорит: не дружба это была. Я говорю: будут еще подружки. Отец говорит: надо этой Светке темную устроить. А Ира нам: вы ничего не понимаете. Как ей объяснить? Я уж и с Алениной мамой говорила. А она мне: да мне самой не то чтоб эта Света очень уж нравилась, но не могу же я дочь заставить по моей указке дружить? И вправду — не может. А что нам-то делать?

Или так:

— Мой сын с Костей и Игорем как бы дружат втроем. Но что это за дружба такая, я вас хочу спросить? Когда Кости нет (а он часто болеет, да еще, бывает, и уезжает с родителями), Игорь с моим прямо не разлей вода — везде зовет, по десять раз за вечер позвонит, всегда в пару с ним встанет-сядет, если поездка какая-нибудь или экскурсия классом. А как только Костя появляется, так Игорь сразу только ему в рот и заглядывает, а на моего в лучшем случае ноль внимания, а то и прикрикнет: «Да ты не понимаешь!», «Да ты это не сможешь!», «Я с Костей сяду, а ты — сзади», «Да мы лучше с Костей…» Я сама это много раз слышала и видела, и мне за своего, конечно, обидно. Но мой все глотает, как будто так и надо. 

Я ему говорю: что ж ты позволяешь Игорю так с собой обращаться? А он мне: да он же мой друг! Я не хочу, чтобы он со мной раздружился.

Костя, надо сказать, ничего такого себе никогда не позволяет. Но и Игоря не останавливает, и как будто даже не замечает ничего.

Ему, мне кажется, и вообще все это в достаточной степени безразлично. Костя спокойный, общительный мальчик, его в классе все любят, и он может с кем угодно общаться. А мой консерватор, ужасно боится потерять друзей и готов что угодно терпеть. Я тревожусь: как ему объяснить, и что же с ним дальше-то будет? На что он еще пойдет ради сохранения каких-то там отношений?

«Третий лишний» — довольно распространенная социальная игра среди детей в начальной и средней школе. У девочек встречается чуть чаще, чем у мальчиков.

Что это такое и зачем оно вообще?

Разумеется, это тоже тренажер, который вырабатывает и тренирует у детей определенные социальные навыки.

Именно в начальной школе начинается и в средней продолжается формирование личной референтной группы, которую впоследствии человек будет называть «мои друзья», «мой круг», «люди, на которых я могу положиться», «люди, к мнению которых я прислушиваюсь» и обязательно «те, кого можно позвать, и те, кто позовет меня, если что-то случится».

Это важно и сложно. Чаще всего это не получается «само собой», а требует многих неудачных и зачастую травматических попыток. Результат, если он будет достигнут, того безусловно стоит.

Кроме того, все это еще и акт самопознания. Маленькие и средние по возрасту дети узнают о себе преимущественно в общении с другими. Какой я? Что я делаю со своими обидами? Умею ли я прощать? Мириться, просить прощения? Высказывать свою позицию? Настаивать на своем? На что я пойду ради сохранения отношений? А с чем не смогу смириться ни в коем случае? Вся эта обширная программа самопознания реализуется в том числе и в обсуждаемой нами сегодня социальной игре.

Как вести себя родителям, если ваш ребенок оказался вовлеченным в один из вариантов «третьего лишнего»?

Первое и может быть главное правило: ни в коем случае не дезавуировать его чувства по этому поводу.

Нельзя говорить: да чего тут расстраиваться! Ерунда какая-то! Плюнь и разотри! Не дружба это и была! 

Для ребенка это были значимые отношения, в которые он уже вложил свою смекалку и силы своей души и по поводу разрыва или увядания которых он серьезно, сильно и совершенно по-настоящему переживает.

Поэтому первый пункт: признайте его чувства такими, какие они есть и какими вы их видите.

«Я вижу: прекращение дружбы с Мишей для тебя — это очень серьезно и травматично. Ты готов сделать что угодно, лишь бы этого не допустить».

«Когда Люся тебя очередной раз бросает и уходит дружить с Машей, ты просто места себе не находишь».

Пункт второй: не дезавуируйте личности друзей (пусть даже, с вашей точки зрения, коварных и неверных) вашего ребенка. Он их выбрал, он уже вложился в отношения с ними, он чему-то научился и что-то приобрел. Говоря нечто вроде: да он совершенно никчемный мальчишка, ушел и не жалко! Ты себе еще сто таких Игорей найдешь! — вы тем самым просто перечеркиваете часть жизни своего ребенка, абсолютно все  усилия, которые он потратил, и все находки, которые он обрел на совместном, допустим двухлетнем, пути, пройденном в дружбе с этим мальчиком. И даже если мальчик теперь явно собирается переметнуться к кому-то еще, обретенные в дружбе с ним ресурсы и опыт остаются с вашим ребенком.

Пункт третий: у нас должен быть план.

Обсудите, что происходит. Если ребенок достаточно взрослый и интеллектуально силен, объясните ему про «социальные тренажеры». На самом деле дети очень любят знать, что, собственно, с ними происходит. Потом узнайте, чего он хочет. Именно он (она), а не чего хотите вы. О своих амбициях забудьте. Это ребенок учится, а не вы, вы учились четверть века назад. Кстати, своим опытом (в том числе и неудачным, и травматическим) тут вполне уместно поделиться. Если ребенок скажет: я готов все терпеть и хочу сохранить отношения с подружкой любой ценой. Я знаю, такой подруги у меня никогда не было и больше не будет! — вы не будете хохотать, как гиена. над его иллюзиями, а будете помогать придумать и реализовать наименее затратный и наименее травматичный план по «сохранению и удержанию подружки». Если ребенок говорит: я уже хотел бы от всего этого отвязаться, но не знаю как, — вы будете придумывать, «как отвязаться», и поддерживать своего ребенка на этом пути.

Когда будет трудно и захочется рявкнуть «прекратить все эти глупости, нечего ерундой маяться, лучше бы книжку почитал, уроки сделал или в комнате прибрался!» — вспомните о важных целях всего этого:

- самопознание
- тренировка различных групповых социальных взаимодействий
- подход к формированию референтной группы (референтная группа формируется на всю жизнь, и бывшие одноклассники, друзья по двору или из кружка в ней вовсе не редкость).