Что такое родительская усталость и как с ней справиться

Современные родители часто жалуются на апатию и опустошенность. Но откуда они берутся?  Ведь, казалось бы, нам гораздо проще воспитывать детей, чем всем предыдущим поколениям. Размышления психолога Катерины Мураовой  о том, что стоит за усталостью мам и пап. 

Очень много усталых мам. И с каждым годом все больше.

От чего вы устали? Ответы разнятся по форме, но не по сути. Суть одна: я устала от воспитания детей.

Непонятно почему: вроде бы двадцать, двадцать пять лет назад, когда я только начинала работать, семьям жилось сложнее — родители работали где придется, зарплаты часто задерживали, а то и вовсе не платили, все было еще неустойчиво, редко у кого из детей и родителей была отдельная комната, не было такого изобилия кружков и дополнительных занятий, трудно было выбрать подходящую ребенку школу, да еще надо было пройти в нее тестирование, которое определялось школьным или даже учительским произволом (помню, как на тестировании в первый класс моего младшего сына спросили: а можешь ли ты, мальчик, прочесть стишок на английском языке?). Единственный плюс — тогда совершенно не было дефицита мест в детских садиках. Причина простая: в начале девяностых детей рожали меньше и в конце девяностых их было мало просто количественно.

Так вот, несмотря на все вышесказанное, никакие матери с жалобами на усталость от воспитания детей тогда ко мне не приходили.

Никто не говорил ничего вроде (цитирую максимально близко к озвученному мне тексту, буквально с последних двух недель приема):

«Я постоянно чувствую себя вымотанной. Сейчас конец года, и у меня такое ощущение, что это не он заканчивает второй класс весьма средней гимназии, а я сама — второй курс Массачусетского университета по специальности прикладная математика в теории программирования. Может быть, летом станет полегче. Я очень надеюсь. Но ведь потом будет третий класс, четвертый… А в четвертом у них переводные контрольные…

Моя бабушка рассказывала, что у ее матери в семье было семь детей, была Гражданская война, и отца их убили, я даже не помню, он был за красных или за белых, но он именно воевал и на войне погиб. Вдова только одного ребенка потеряла, он от тифа умер, а остальные шесть выжили и выросли, я фотографии видела всей семьи, уже с внуками и этой бабушкой, один стал крупным военным каким-то, другой проектировал плотины, а девочка одна актрисой, и еще она рассказывала, что ее мать, что бы по хозяйству ни делала, всегда пела, дети ей подпевали, и она слов не помнит, но та бабушкина мелодия у нее в голове всю жизнь звучит и дает силы.

И вот я представляю себе, что я бы пела все время… И у меня не получается представить в первую очередь потому, что сил нет. Куда они уходят? Ведь у меня всего один ребенок, вода из крана течет, а газ из горелки, и еще микроволновка и пароварка!

Наверное, я что-то делаю не так, но что?

Пока его нет, я по хозяйству, купить, убрать, приготовить. Потом за ним в школу. Потом сын сам за уроки ни за что не сядет, я проверяла. Значит, надо заставлять и потом с ним сидеть, контролировать. Я у учительницы спрашивала, она говорит: это нормально, все так делают. И другие мамы то же говорят.

Два часа усаживаю, два часа уроки. Гулять он не хочет идти, но ведь нужен свежий воздух? Вытаскиваю насильно. Кружков у нас немного, всего два, причем на лепку он сам хотел, это отвести-привести и там посидеть, ну и репетитор по английскому, без английского ведь сейчас никуда, вы согласны? А у них в гимназии очень слабо в начальной школе английский дают, это все признают, даже учительница сказала: хотите потом реальный язык, занимайтесь сейчас дополнительно…

Муж приходит с работы бодрый (он свою работу любит и работает на себя) и говорит: “Чего это у тебя такой вид, как будто ты весь день камни таскала, а не с нашим дорогим сыном время провела?”

А я как вспомню ту поющую вдову с шестью живыми детьми и одним умершим от тифа… так сяду и плачу, плачу, плачу…

Ну вот скажите мне, доктор, что со мной не так?»

Или вот:

«Каждый день как на войне, и конца не видно. Безумно устала. Причем я очень, очень хотела детей. И обязательно чтобы не одного.

Сейчас муж говорит: старшие подросли, давай о третьем подумаем, пока время есть, а мне страшно, и изнутри такое бессилие поднимается и как будто меня душит.

Я думала, мы с детьми будем сидеть, разговаривать, ездить куда-то, вместе открывать мир. И это будет, конечно, не то чтобы легко, но весело, увлекательно, душевно.

А что в реале? В реале я говорю: руки мыть, есть, уроки сделали, садитесь немедленно. А ты двойку исправил? А когда ты собираешься наконец сесть за проект, всего три дня осталось? И еще: нет, нет, нет.

А они: мама, а уже можно планшет? А мультики можно будет потом посмотреть? А уже можно? А у всех в классе телефоны не кнопочные, я свой даже достать позвонить стесняюсь. Я это не надену! Надо мной все девочки смеяться будут! Почему нельзя купить мне нормальную одежду? Почему я не могу пообщаться с друзьями? Да, сейчас все не во дворе общаются, а в интернете. Ты просто от жизни отстала!

А когда мы ездили в Испанию, и я ее там спросила, что бы она хотела узнать или увидеть, она спросила: по-честному? Я сказала: да! А она: я б хотела, чтобы вы все ушли на экскурсию, а я осталась в отеле одна с планшетом и могла что-нибудь купить себе пожрать и попить по своему выбору и полежать и пообщаться спокойно с нормальными людьми, потому что здесь даже у бассейна вай-фай хороший. Я сама ей сказала «по-честному», но в тот момент поняла, что мне очень хочется ее ударить. Мою дочь, о которой я мечтала!

И ведь они не монстры какие-то, а обычные нормальные дети! Дочь учится хорошо, сын спортом занимается, недавно они вдвоем принесли с улицы щенка с подбитой лапой, мы его лечили, а потом через интернет нашли ему хозяев — самим нам собака совсем неуместна, мы часто уезжаем, и куда ее тогда?

Но если с детьми все в порядке, тогда получается, что это я — монстр?»

***

Откуда эта явно нарастающая с годами усталость? У женщин, у которых один, два или три ребенка, практически нет материальных трудностей и прекрасно технически оснащенное домашнее хозяйство.

Я буду рада выслушать самые разные мнения наших читателей. Ведь, имея целый спектр гипотез, легче приблизиться к пониманию проблемы, а значит, и к совладанию с ней.

Но выскажу и свое мнение.

Мне кажется, что здесь происходит некая подмена понятий.

Говоря о своей «усталости», на самом деле эти матери имеют в виду несколько другое. Не усталость, а тревогу. И тревога эта не конкретная, как у той поющей женщины из исторического прошлого: чем я завтра накормлю своих шестерых детей? Где найти замену развалившимся башмакам? Что сделать, чтобы они не заболели тифом?

В этом же смысле тревожились мои перестроечные клиенты: чем накормить? Во что одеть? Будет ли в конце месяца зарплата?

Современная же родительская тревога отличается, можно сказать, экзистенциальным характером и потому особенно глубока и опасна.

Сейчас вроде все в порядке, но мир меняется стремительно. Поэтому я не знаю, в каком мире будут жить мои дети, когда вырастут, и осознаю это свое незнание. А также я не знаю, к чему именно я должна их готовить, чему научить, что им пригодится и что нет в том будущем, которое я не могу себе даже вообразить.

Если человек устал, он отдыхает. Поэтому я, когда ко мне начали массово приходить эти «уставшие» мамы, так им и говорила: если вы устали воспитывать своих детей, перестаньте их воспитывать, отдохните от воспитания и спокойно живите. Дети приспособятся, поверьте, весь исторический опыт человечества тому свидетельство.

Они качали головами и уходили.

И только потом я поняла, что мы с ними говорим о разном и их «усталость» в строгом смысле усталостью не является.

Если ты действительно устал, то ты можешь отдохнуть.

Если ты тревожишься, то ты не можешь перестать тревожиться по команде снаружи или даже изнутри.

Любая тревога находит свой выход в материальном мире, в словах и поступках.

Тревога современных людей (родителей в том числе) находит выход в том, что детей все время «дергают», то есть перенаправляют эту тревогу.  

Родители:

  • ты понимаешь, что если ты сейчас эту тему не проработаешь…
  • ты вообще думаешь о том, что тебе экзамены сдавать…
  • нельзя бросать, что начал, иначе пробросаешься, потом поздно будет…
  • если будешь сидеть в интернете, вырастешь идиотом…
  • не поступишь в институт, жизнь псу под хвост…
  • ты что думаешь, хорошую работу тебе на блюдечке поднесут?
  • мы не будем вечно тебя кормить, а ты привык к определенному уровню, так что подумай…

Учителя:

  • экзамены, экзамены, экзамены…
  • институт, институт, университет…

Фейсбук:

  • вот так люди живут, а ты так можешь?
  • а потом сможешь?

Родительская тревога от всего этого не исчезает, а только растет. Параллельно, разумеется, растет и тревожность самих детей, они же не деревянные, в конце концов.

***

Что делать, если я права? (Повторюсь, я охотно выслушаю все иные мнения и предложения по поводу этой родительской «усталости».)

На мой взгляд, тут есть три пункта.

Первый: осознать, что происходит, рационализировать, вытащить наружу все свои тревоги, понять, почувствовать, что они именно ваши и не имеют абсолютно никакого отношения к вашим детям и к реально происходящему в мире вокруг вас.

Второй: принять, что мы действительно не знаем, каким будет мир через двадцать лет и что в нем понадобится от живущих в нем людей. Принять как данность, как люди прошлого принимали Божью волю.

Третий: жить свою собственную жизнь сегодня, полноценно и с удовольствием, отталкиваясь от себя и своих желаний и стремлений. Если вы хотите разговаривать с детьми о природе и космосе и не хотите об уроках, так и сделайте: разговаривайте о природе и космосе, а об уроках — ни слова. Только (это уже мой совет как специалиста) предупредите их об этом накануне: все, больше не могу, то ли устала, то ли экзистенциально тревожусь, как этот психолог в «Снобе» пишет, но, так или иначе, сил моих больше нет говорить об уроках. Надо тебе – сам придешь и спросишь, я к твоим услугам. А говорить буду о природе — люблю я это дело…

Помните: у нетревожных родителей, как правило, вырастают нетревожные дети. Почти независимо от внешних обстоятельств.

А базово нетревожному человеку проще справиться и с резкими изменениями среды, и с иными неизбежно подстерегающими его трудностями жизни.