Анна Покровская, детский психолог, о самых частых вопросах родителей по туалетной теме, как связан процесс приучения к горшку с эмоциональным здоровьем ребенка на протяжении всей жизни. И как решать проблемы туалетной темы, если уже возникли.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТОднажды ко мне обратилась семья с проблемой – девочка, около трех лет, перестала какать. К тому времени она отучилась от подгузников, ходила на горшок, но резко перестала. Когда родители предлагали горшок, отказывалась и сильно плакала. Так продолжалось неделю, животик болел, но девочка не могла сходить по большому. За это время организму может грозить интоксикация, потому семья обратилась к медикам для исследования прямой кишки и пришлось делать клизму. Но девочка продолжала не какать, и клизмы приходилось делать все время исследований, каждые 5 дней. Клизма сама по себе – опасная и болезненная процедура, при которой девочку фиксировали очень сильно, чтобы не повредить анальное отверстие и очень тонкую ткань прямой кишки.

Ситуация длилась несколько месяцев. В результате медики назначили финальное исследование, после которого – операция под общим наркозом. К счастью, хирург посоветовал семье перед этой опасной процедурой обраться к детскому психологу. А я попробовала восстановить в памяти у мамы ход событий, которые привели к такой реакции организма.

Однажды девочка заигралась и укакалась. Физиологически все нормально – ее мозг расслабился в игре, она не отследила позыв вовремя. Рядом была бабушка, которая сильно испугалась за новенький светлый костюмчик, и выдала такую реакцию ужаса, паники и страха на лице, что девочка ее моментально считала и пережила то же самое – ужас, панику и страх, когда она какает. Тело отключило позыв в туалет. При позыве в туалет включалась эмоциональная телесная память – ужас и паника при таких ощущениях: «Мне какать нельзя, ведь когда я так делаю, в моей жизни происходит ужас, и мне очень страшно».

Сперва я попробовала вернуть маме власть и опору. Она плакала, винила себя и боялась. «Да, вам сложно, но вы большая молодец, что с этим справляетесь, как можете». Мы вернули ей понимание, что лучше ее никто не знает своего ребенка.

Потом общалась с бабушкой, жесткой волевой женщиной, не особо воспринимающей психологов как специалистов. Я донесла, что в семье главные папа и мама, даже несмотря на то, что они на работе, а ребенок остается с няней или бабушкой. Родители – самые значимые люди для ребенка. Мы забрали власть у бабушки и вернули ее родителям.

А потом, к счастью, перед работой с девочкой мама повела ее в туалет, и говорит: «Давай посмотрим, какой здесь унитаз. Ой, какой красивый!» Я поняла, что вся жизнь семьи вертится вокруг туалета. А когда взрослые говорят о проблеме, которая их волнует, дрожащим голосом, они акцентируют внимание, что тут есть проблема.

Я спросила маму: «Если бы у вашего ребенка не было такой проблемы, столько времени вы уделяли бы разговору об унитазе?». Ребенку с нервным тиком скажи «не моргай», он будет моргать вдвойне. Так мы только подогреваем симптом.

Тогда родители уезжали с ребенком на отдых, и я попросила их отпустить тему туалета на эту неделю. Вместо сватанья девочке унитаза, расслабиться, насладиться морем и погодой, жить так, будто этого симптома не было или он ушел. Просто поиграть вот в такую игру.

Вернулись, перезванивают: «А нам сегодня приезжать? У нас вторую неделю все хорошо. Ребенок просто идет в туалет. Если нужна помощь надеть штанишки, предлагаем. Если ребенок закрывает дверь, не расспрашиваем. И вообще на эту тему не говорим. Мы попробовали жить без симптома и нам понравилось». Конечно, это счастье. Они не вернулись ко мне, это означает, что у них все наладилось.

А я поняла вот что. Приучая ребенка к горшку, мы закладываем в нем много взрослой нервозности: «Ну что, ты уже?», «Сходи в туалет сейчас, потом будет невозможно», «Не встанешь, пока не пописаешь» и так далее.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ

 

Родительский вопрос: «Мы хотим снять памперс, но ребенок вообще не ходит по большому на унитаз или горшок, прячется и стоя ходит в памперс по большому. Что не так с ребенком?».

Я проходила курсы для психологов, где занятия вели детские психиатры. Один специалист предложила рассмотреть интересный нюанс: «Давайте вспомним период – анамнез до года ребенка. Как ребенок ходил в туалет «по большому»? Лежа. Детки покушали, поиграли, их кладут в кровать, и ребенок ходит в туалет. Лежа, когда ножки прямые и тело расправлено».

Ходить в туалет в прямом положении – телесная память. Тело помнит этот физиологический процесс, и когда он садится на горшок и появляются другие ощущения, не может расслабиться. Родители думают, что что-то не так. Но все так. Надо просто терпение подождать, когда ребенок «созреет».

 

Родительский вопрос: Однажды ко мне обратилась мама, которая очень надеялась, что в ясельной группе, видя других детей на горшках, ее ребенок тоже научится проситься на горшок. Но не складывалось.

Это вопрос не горшка, а привязанности между ребенком и его надежным взрослым. Попадая в садик, ребенок поначалу перестает контактировать со своим телом, потому что проходит сложный этап сепарации с родителями. И все это проживает на уровне тела. То же и у первоклассников.

Они не могут расслабиться в новых обстоятельствах, потому теряют контакт с телом, и как следствие – возникают вопросы с туалетом. Да и взрослые, когда в стрессе или встревожены, ощущают дискомфорт в теле, но иногда не понимают, что это просто жажда.

Сложно распознать сигнал, когда психика напряжена.

Эмоциональная система ребенка еще не зрелая, потому тело принимает на себя такой сильный удар от переживаний, от тревоги при привыкании к садику или школе. Часто дети начинают делать навязчивые движения, например, раскачиваться на стульчике, волосы закручивать, заламывать пальцы, кусать ногти. Это – аутоагрессия. Дети снимают напряжение, даже причиняя себе боль.

Когда я работаю с детьми, мы играем игрушками в песке. Они погружают в него руки, делают массажные движения, тактильные ощущения на пальцах, расслабляются, углубляются в процесс, и ребенок входит в контакт с телом, чувствительность дает сигнал в мозг и уже через 5 минут он спрашивает: «А где у вас туалет?» И так в половине случаев. Ребенку надо расслабиться, чтобы уловить сигнал «хочу в туалет».

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ

Родительский вопрос: В семье появился младший ребенок, и поведение старшего видоизменилось, регрессировало – может уписаться, или сходить в трусики «по большому», и пугается этого. Или энурез, даже когда процесс был налажен.

Появление второго ребенка – это ситуация на разделение ребенка с родителями, включает сильные эмоции у ребенка и потому тело может давать сбой. Это просто компенсация какого-то напряжения в жизни, которое выходит, проживается через тело, через физиологические реакции.

В детском коллективе может быть огромное количество ситуаций, которые вызвали у ребенка тревогу, напряжение, где он застрял в эмоциях, потому что рядом не было мамы и папы, и ночью через физиологический процесс нервная система сбрасывает это напряжение. Это нормально.

Но важно, чтобы не было систематичности. Если система освобождается – это разовый случай. Так часто бывает в садике, и хвала воспитателю, который незаметно для других детей и очень заботливо для ребенка переоденет его и скажет: «Я тебе сейчас помогу, ничего страшного». Ребенок очень хорошо считывает реакцию взрослого в таких ситуациях: «это стыдно» или «это нормально», «ситуация под контролем». Потому всегда у детей в детсаду и начальной школе должен быть сменный комплект одежды, даже несколько.

 

Как правильно приучать к горшку?

Появление подгузников изменило взгляд родителей на туалетную тему. Нам удобно, что ребенок спит всю ночь и у него сухая простынка. Соответственно, не отлавливаем момент, когда он ходит в туалет. Но в какой-то момент нас озаряет идея: «Самостоятельность!», что значит «ребенок снимает памперс и ходит без него». Тут начинаются разные методы приучения ребенка к горшку, и последующие истории.

Как психолог говорю: родителям надо успокоиться. Нормы — нет. Мы должны понять и привыкнуть, что это – индивидуальный процесс.

Перед моей консультацией родители должны заполнить анкету, где есть графа «самостоятельные навыки – когда начал разговаривать, когда пошел и когда начал сам ходить на горшок». Некоторые родители пишут: «В 1,5 года. Мы не настаивали, решили попробовать без подгузников, заинтересовался горшком, купили музыкальный горшок – и все сложилось». А кто-то пишет: «В 9 месяцев уже самостоятельно просился на горшок». Вспомним ребенка в 9 месяцев, на что он способен САМ? Я предполагаю, что его несколько раз в день высаживали на горшок, и он привык. Родители вроде бы ловят этот момент, но одновременно дают ребенку послание: «Сейчас надо сходить в туалет».

Для меня, как для психолога, самостоятельность – это когда ребенок чувствует свои физиологические потребности, что ему некомфортно ходить в подгузнике, понимает, что ему что-то не так и просит родителей поменять подгузник или снять его.

Отучение от подгузника – это процесс, в котором дети застревают из-за потребности взрослых в самостоятельности детей, которую те не могут обслужить моментально. А взрослые в своих потребностях бывают сильно настойчивы из-за своих страхов: «Как выйти на улицу в трусиках, а он не пописал?». Или семья едет в длительную поездку на автобусе или самолете, мама приговаривает: «Так, нужно перед этим сходить в туалет». Это про заботу, окей. Но когда ребенок не сходил перед дорогой в туалет, у мамы на лице тревога: «Как же так, ты не сходил в туалет!» Ребенок считывает это послание как «надо взрослого удовлетворять и сходить в туалет, когда он говорит». И мозг путается: так нужно слушать себя и идти в туалет, когда я хочу, или важно сейчас моего взрослого не расстроить? Вот тут сбивается механизм «слушать свое тело».

Посмотрите фильм «Блеф, или С Новым годом!». Там показан дом малютки и видно, что у детей-сирот нет понятия «своя потребность», потому что не было заботливого взрослого, который поддержит их потребность. Они не знают, когда голодны, когда хотят в туалет, потому что даже на горшок ходят по расписанию.

У нас, взрослых, очень много страхов, часто надуманных о том, что ребенок не станет самостоятельным. Но он станет, когда придет его время.

Мне нравится аналогия с деревьями в парке. Их там очень много и разных – каштанов, берез, дубов. Все они деревья, но все – разные. Нет двух одинаковых дубов, с одинаковыми веточками и листиками. И с детьми также. У каждого своя потребность и своя готовность к самостоятельности. В том числе, самостоятельно ходить в туалет. Им нужно только терпение и поддержка заботливого надежного взрослого.

 

Что делать, если уже есть какие-то проблемы или тревога родителей

У детей, отучившихся от подгузника, недержание может быть абсолютно естественным. Не зря есть фраза «уписаться от смеха». Когда ребенок в игре, увлечен и возбужден процессом, вся его эмоциональная система направлена на этот интерес, и тело расслабляется. Он забывается и может уписаться, а потом подбежать к маме по запросу. В этот момент ребенку нужен заботливый взрослый, чтобы сказать: «Ничего страшного, вот новые штанишки, пойдем переоденемся, чтобы ты не замерз».

Но если это регулярно повторяющаяся проблема, мешающий ребенку процесс, энурез – надо обращаться к докторам и исследовать здоровье ребенка.

Но что мы можем сделать в домашних условиях, чтобы либо не привести к проблемам, либо очень просто их проработать.

Следить за своими реакциями и восприятием любой «туалетной» ситуации.

Бывает, ребенок уписался, а взрослый в ответ: «Как же ты мог, ты же взрослый, почему же ты не попросился?» Так теряется контакт с ребенком, навязывается тема стыда: «я делаю что-то плохое, как я могу». Взрослый дает негативный посыл ребенку, психика может сработать по-разному. Вспомните первую историю статьи.

Многие страхи и даже некая нервозность ребенка в туалетной теме – это только реакции взрослых.

Так работает природная иерархия взрослый-ребенок. Ребенок не анализирует происходящее, а считывает отношение взрослого к этому миру: что сейчас делают взрослые, как реагирует вожак стаи? Потому, когда воспитатель аккуратно с улыбкой вечером говорит родителю: «Все хорошо, вот вам кулечек. До завтра», у ребенка не повторится ситуация. А если воспитатель раздувает на всю группу послание стыда: «Ну Вы знаете, сегодня такое было!», а ребенок стоит рядом и считывает, у него поднимается тревога, зацикливается, чтобы этого больше не случилось. Но зацикливание – это напряжение в теле, зажим «чтобы этого не повторилось, чтобы этого не повторилось». Отловить позыв становится сложнее, и ситуация повторяется. Это превращается в невротическую динамику. Но запустили процесс реакции взрослых.

Чем сильнее привязанность ребенка к своему надежному взрослому, эмоциональная близость, когда он понимает, что может доверить взрослому разное – и улыбку, и красивый цветочек, и рассказать «случилась так, что я не удержался и случайно в трусики накакал», и реакция стабильная, спокойная и принимающая, тем меньше вероятность возникновения каких-то проблем вообще, и тем стабильнее психики человека на всю жизнь.

К сожалению, часто замечаю эмоциональную незрелость родителей в таких ситуациях, абсолютно негативные, иногда неадекватные реакции. Они точно не понимают последствия. Они думают, что работать надо с проблемой ребенка, а мое лицо и моя реакция вообще не причем. Важно осознать, что именно мы являемся вектором для восприятия ребенком своего тела и всего, что с ним происходит. Например, он еще не видит сыпь на теле, его ничего не беспокоит, до зеркала не дошел. Но у мамы, обнаружившей ветрянку, уже на лице такой ужас, и ребенок ощущает, что сыпь – это ужас и кошмар, хотя она его не беспокоила. Точно так же с туалетной темой.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ

Понять, что туалетная тема – это про границы и про «меня не беспокоить».

Хождение в туалет – это процесс, когда тело должно расслабиться.

К сожалению, туалеты в садиках и школах не предусматривают удерживание границ ребенка. С открытыми дверьми, зайти может любой, а иногда воспитатели вслух озвучивают процесс. А еще и по расписанию. Например, группа собралась на прогулку, оделась, и вдруг ребенок почувствовал позыв в туалет, ему спокойней в штаны наделать, чем разозлить Марь Ивановну.

Попроситься на уроке в туалет бывает стыдно, дети терпят. А большинство первоклассников вообще не какают в школе.

Ребенок делает все, чтобы избежать этого процесса в школе и получают проблемы с желудком. Они абсолютно вылетают из тела от тревоги, от переживания, от вот этого понятия стыда своего тела. Но все это – вопросы к организации туалетов в садах и школах.

Что сделать? Когда ко мне приходят детки после школы, и там не сходили в туалет, уже спустя 5 минут игры в песке, они расслабляются, погружаются, появляются новые ощущения в теле, эмоциональный фон меняется, и они просятся в туалет, как будто надо вот-вот добежать прямо сейчас.

Родители могут, как и я, поиграть с ребенком или просто сформировать новый тактильный контакт.

 

Задавать правильные вопросы после садика и школы.

О чем спрашивают многие родители после школы? «Учебники собрал? Домашнее задание сделал?» Мы не спрашиваем о физиологических потребностях – как животик, хочешь ли пить или в туалет. Если домой далеко ехать: «Хочешь, мы зайдем сейчас по пути в ближайшее кафе в туалет, там закрытая дверь?».

Такие ненавязчивые вопросы – рука помощи ребенку, «я тебя понимаю и помогу, если в школе это не получается сделать».

 

Формируем тактильный контакт с телом.

Объятия в семье, игры с ладошками, пощекотать, погладить, пощипать спинку. Нужно, чтобы у ребенка был опыт разных ощущений, контакт с телом. Если ребенок не ходил в туалет, но его питание было обычным, без паники, терпеливо наблюдая и пребывая рядом с ребенком, делаем массаж, расслабляем тело. Показываем, что бывают разные ощущения, разные реакции и процессы в теле. Так мы прививаем позитивное отношение к своему телу.

 

Игры на безопасность.

Дети в школе и садике не какают, потому что не чувствуют себя в безопасности в туалете без двери. Потому нужно играть с детьми на безопасность и границы.

Например, при проблеме запоров мы накрываемся с ребенком одеялом, сидим там с фонариком, будто в палатке, и обозначаем, что это – наш домик, мы здесь, это наши границы. И ребенок может начать настраивать свои границы в жизни. Простая игра на восстановление безопасности своих границ. Убеждаем мозг, как это здорово иметь свои границы, в том числе – границы тела. И они включатся в жизни.

Игры на ощущения в теле после возвращения из садика и школы. Бесполезно об этом говорить с детьми, но вот задействовать играючи на их органы чувств – можно всегда. Например, дуть в дудочки или стучать в бубен – задействуем ладошки, дыхание, слух – будто из нашего тела выходит дыхание, а получается новый звук. Так мы показываем, что наше тело может приносить удовольствие, причем по-разному.

Собственно, это метафора туалета – наше тело что-то делает, и что-то случается, и нам легче.

Через музыкальные инструменты, без слов, сидя под одеялом, дуя в дудочки, стуча в бубен и создавая какие-то звуки, мы простраиваем границы и ребенок вдруг ощутил: «У меня есть мое тело, оно приносит удовольствие».

 

Игры на туалетную тему.

Через игру дети лучше всего получают опыт, а какие-то взрослые серьезные разговоры ребенка не впечатляют. Конечно, в таких играх делаем акцент на туалетной теме.

Например, у нас есть игрушечный домик со всеми комнатами, а мы показываем назначение этих комнат и задаем смежные вопросы вроде: «Как твой животик?» Внимание не заостряем, играем дальше.

Можно брать сказочных героев, которых в жизни ребенок не встречает и понимает это, и играть с ними в домике, в обычную жизнь.

Можно строить дом из конструктора и планировать там туалетную комнату. Без акцента на унитаз, а как необходимый элемент в доме как кухня или спальня.

При запорах играем с песком или водичкой, переливание, контроль жидкости в емкостях. Мы контролируем жидкость в теле. Рисуем дождик, воду. Делаем колбасообразные из пластилина, сосиски, режем, крутим их ручками. Так мы настраиваем мозг и знакомим с тем, что в жизни есть. Как арт-терапия.

Очень хорошо играть кинетическим песком. Детям нравится этот тактильный контакт. Мы можем сделать твердую фигуру, потом этот песок рассыпается, ребенок расслабляется. Он может и контролировать процесс, и следить за ним, получать импульсы.

Во всех играх преувеличивать функцию туалета не нужно. В игре он должен получить опыт: захотел в туалет — сходил и вышел, играем дальше.

 

Книги про наш организм.

Сейчас отличный выбор книг для детей разного возраста, где показано, как работает организм. Люблю книгу «Кто накакал на кротика?», где показаны экскременты разных животных. Это тоже про природный процесс.

Если говорить по Фрейду, то первая стадия развития ребенка оральная — он получает удовольствие через мамину грудь, через рот, а вторая стадия — анальная, когда он понимает, что его тело еще и такие ощущения может получать. И если в этой стадии, например, запрещать говорить «неприличное слово какашки», у ребенка возникает еще большее возбуждение, его сильно фрустриурет, выбивает почву из-под ног.

«Мама, собачка какает!», - говорили мои дети в 3-4 года. «Да, собачки тоже какают», - отвечала я. Если ребенок об этом говорит, замечательно! Как раз сейчас отличный шанс признать природность этого процесса.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ

Договориться с воспитателем и учителем

Важно, чтобы ребенок осознавал, что ходить в туалет – не стыдно. И тема эта не постыдная. А сформировать это ребенок может только через отношения своего доверительного взрослого с учителем или воспитателем.

Подходите к учителю, будьте такой мамой-квочкой: «Людмила Николаевна, мне очень важно физиологическое и психологическое здоровье моего ребенка. Он учиться будет лучше. Утром я сказала сыну, если он хочет в туалет, может встать и пойти, в любое время. Пожалуйста, я вас очень прошу, можете еще сегодня утром подтвердить слова? Что ребенок, когда бы он ни захотел в туалет, может поднять руку и Вы его отпустите, и никакого порицания на вашем лице не будет?».

Психологически на уроке детям сходить в туалет проще, потому что там пусто и никто не зайдет. Но «мы ведь не прерываем учебные процесс», говорят учителя.

И родителю нужно понимать, что его взаимодействие с учителем расслабит ребенка и поможет.

Учителя должны быть слышащими, понимающими и поддерживающими. Любая проблема у ребенка в школе, особенно младшей, легко решаема в связке учитель-родитель, когда ребенок чувствует заботу и ему комфортно. Это вопрос на уровне здоровья.

 

Позитивная режиссура

Надо давать ребенку возможность получать разный опыт: не попросился в туалет – у меня вот такие ощущения в теле и одежда мокрая, а когда попросился – вот такие, и такая поощрительная реакция родителей. Детям очень важно радовать своего взрослого. И тут можно режиссировать его поведение: «Следующий раз, когда ты это почувствуешь, чтобы штанишки не обмочить, можешь мне сказать, я помогу».

К сожалению, мы тратим много эмоций и сил на негатив: «Опять», «Ну что же ты», «Ты же уже взрослый», «Пол намочил, себя намочил, у нас новых штанов нет, как мы домой поедем?». Прямо трагедия! А на практике помогает лишь позитивная режиссура.

 

Посещать места, дружественные для детских потребностей

Во многих заведениях Киева есть детские колечки или унитазы, ступеньки, чтобы до раковины дотянуться или низкие раковины. Когда ребенок видит этот внешний антураж, он чувствует: «я здесь могу себе это позволить, этот туалет и для меня тоже». И это подтверждение из внешнего мира, что его потребности – природны, их учитывают, а границы уважают.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ