Макс Бакшаев, исследователь детства, педагог, на встрече с родителями в коворкинге для мам Zelenka , рассказал о том, как выбрать школу и хорошего учителя для своего ребенка.

 

Макс Бакшаев называет себя исследователем детства и образования. Во-первых, он – педагог. Работал тренером и руководителем проекта «Школа устного счета Соробан», преподавал в альтернативной школе Dixi, Международной школе Uschool и Kids Hub. Кроме этого выступает консультантом в сфере независимого образования, помогает открывать школы нового формата.

 


Дивіться найповніший каталог незалжених навчальних закладів України. Тут ви зможете підібрати найкращий заклад для вашої дитини


Вопросов аудитории было много, интерес – большой. А это значит, что тема актуальная и наболевшая у родителей.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Что происходит сейчас в зарубежных школах и наших?

Мне нравится, что происходит в мире. Пришло понимание, что образование нужно менять. Не работает методика передачи информации и знаний. Есть Google, где можно найти всю информацию. Схема, в которой взрослый является транслятором информации, уже не работает. И поэтому вся система и роль взрослого в ней будет меняться.

Но это длительный процесс. Мы пока что не понимаем, в какой формат перейдет образовательный процесс в течение 10-20 лет. В мире пытаются «нащупать» этот путь. Самые передовые общества – финны, у которых абсолютно другой социальный уровень жизни, чем у нас, и система образования кардинально отличается от нашей, уже приходят к тому, что школа еще другой.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Можно сказать, что они – финны – уже изменили систему?

Изменили и идут дальше. Для нас финны – это люди, которые сделали переворот в образовании. Но они опять все меняют.

Что хорошего у них? С первого класса воспитывают самостоятельность, инициативность, организованность. Начиная со средней школы взрослые дистанцируются. А в старшей школе дети реализовывают свои проекты, а взрослый выступает в роли консультанта. Дети друг друга коучат и поддерживают лучше, чем взрослый. Этот метод, кстати, я стараюсь применять со своими ребятами в школе.

Сейчас ребята 14-16 лет абсолютно наравне со взрослыми могут принимать участие в жизни и изменении жизни общества.

Еще мне нравится у финнов децентрализация. Там все школы разные, но у каждой есть сформированный ею лист принципов и правил, ценностей, которым она следует. Так у педагога появляется возможность для творчества, экспериментов и самовыражения в образовательном процессе. А от государства всего один человек контролирует образовательный процесс.

Слово «должен» у финнов отсутствует.

 

А оценки?

Оценки уходят во всем мире. Понимание, что такое оценка, у прогрессивного педагогического сообщества и родителя разное.

Педагог оценкой подразумевает обратную связь ребенку и родителю – что ребенку на самом деле нужно.

Когда ты – взрослый – чему-то только учишься, важно получить обратную связь от специалиста? И детям это нужно. Оценка – это обратная связь, а не формата «ты плохо сделал» или «ты хорошо сделал». К сожалению, такое восприятие оценок не несет конструктив, наоборот, негатив и деструктив и для ребенка, и для семьи.

Но уже постепенно даже в Украине уходим от оценивания, например, в младших школах.

 

Но ЗНО осталось. Оценивает – все равно есть.

Это давит учеников. Дети растеряны, когда им приходится делать выбор профессии и вуза. Но позитивные изменения в обществе есть. Запустили проект «Щасти на ЗНО».

Обращаюсь к родителям. Не нужно давить на детей, поддержите их. Для них это очень сложный период.

Психолог Светлана Ройз поддержала инициативу «ЗНО» и сказала очень важные вещи, например: «ЗНО – это ерунда». Такого вида оценивания не должно быть. Оно уйдет. Когда мы, родители, лидеры мнений будут об этом говорить, появится движение, к которому будут прислушиваться. Тогда будут изменения.

Но это должно идти в каждой школе от родителей.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Что сейчас происходит в украинских школах?

На самом деле, государственное образование меняется. Но учитывая размеры страны, процесс идет очень медленно. Задумайтесь: только в Киеве 450 школ! Во многих странах их гораздо меньше. Поэтому процесс управления и изменений требует времени.

Но изменения в программах, которые уже произошли, классные. Понимаю, что это – капля в море. Но факт того, что меняется, важен. Как и то, что общество вовлекается в этот процесс.

 

Если я выбираю государственную школу для своего ребенка, на что обратить внимание? По каким параметрам могу понять, что эта школа – не самый плохой вариант?

Выбирать учителя. Это работает всегда и в любой школе. Именно вопрос личности учителя – максимально важный, а не формат школы – государственная, частная. Частные школы, у которых достаточно ресурсов, чтобы нанять отличного учителя,  сталкиваются с той же проблемой подбора кадров. Конкуренция огромна.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Как выбрать учителя? Эта информация в школе закрыта, или родитель не может на этот вопрос повлиять.

Лучше всего работает сарафанное радио. Общаетесь со своим ближайший окружением, расспрашиваете про учителя и стараетесь попасть к нему.

Но если информация закрыта и непонятно, к кому попадете, идите к директору школы. Как государственной, так и любой частной или альтернативной школы. Почему?

Именно директор подбирает кадры, как правило, «под себя», дает или не дает им возможность реализовываться. Важно, чтобы директор был качественным менеджером и выстраивал диалог нового формата со своими кадрами.

 

Как нам оценить директора при первой встречи?

Обязательно нужна личная беседа с директором, управленцем или основателем школы. Насколько они открыты в общении с тобой, как родителем, насколько чувствуешь в них своих людей. Общаясь с ними, понимаешь, что эти люди транслируют детям в своей школе.

Я общаюсь со многими основателями школ, которые горят идеей сделать ее классной, современной, обучать правильным вещам. Все отлично в теории, но не всегда также отлично на практике.

Должно быть единство теории и практики. Есть школы, где видишь «живых» детей, с горящими глазами, которым дают возможность реализовываться и выражаться. А есть школы, где видишь роботов, психологически закрытых ребят. И сам формат школы не важен.

Чтобы понять школу, я просто иду по ней и наблюдаю за реальной жизнью: как взрослые общаются с детьми, как учителя общаются, что дети делают на перемене, играют или ходят по струнке. Часто общение директора или учителя с родителем отличается от общения с ребенком. Будьте исследователями. Придите в школу и просто осмотритесь, понаблюдайте за обстановкой со стороны.

 

На что еще нужно обратить внимание?

Нужно понимать, что сама школа – некая эко-система, куда вы отправляете ребенка. Директор, учитель, охранник, одноклассники и их родители – все это формирует внутреннюю атмосферу. Проработав пол года в одной альтернативной школе с интересом наблюдал, как формируются лидеры влияния.

Проявляются 20% ребят, которые формируют атмосферу, задают ритм всему классу.

Я готов заплатить родителям и таким детям, чтобы они учились в одном классе с моим ребенком, потому что дети лучше учатся у детей. Отсюда еще один важный критерий оценивания школы – атмосфера, родители учеников и дети.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Давай перейдем к альтернативной школе. Какая существует система в альтернативном образовании?

Средняя и старшая школа мало представлены в формате альтернативных школ сейчас. Но как уже говорил, даже в мире еще не сформированы модели для такой школы. Точно могу сказать, что я бы забирал детей из обычной школы в возрасте средней и старшей школы. А вот в младшей школе допустимо быть при условии наличия хорошего учителя.

Назвать четкую градацию альтернативных школ не могу, потому что устоявшейся терминологии нет. Только сейчас, например, начинаем отходить от понятия «альтернативная» и приходить к понятию «независимая» школа, то есть такая, которая не обременена программой Минобразования. Поэтому все школы можно разделить на государственные и негосударственные. Вторые, в свою очередь, на частные, семейные, независимые или альтернативные, и другие новые форматы школ.

Шкала частных и независимых школ тоже размыта. Пару лет назад частная школа четко отличалась наличием лицензии и высоким уровнем педагогической услуги, а независимые школы давали качественные знания, ориентированные на детей, но работали без лицензии. Сейчас это выровнялось. Но крайности в образовательной части встречаются и там, и там.

Частная школа обязана обучать с минимальным отходом от программы Минобразования. Даже максимально документально она привязана к государственной программе. И, конечно, стоимость обучения в частных школа  существенно выше, потому что это –  бизнес-проект. Потому такие школы ориентируются чаше всего не на ребенка, как клиента образования, а на родителя.

Независимые школы чаще всего работают без лицензии (хотя сейчас это меняется), им не хватает грамотного финансового менеджмента, который есть в частных школах. При этом они дают качественно новый формат образования. Создаются чаще как социальные проекты. Отдельный мир.

Есть независимые школы, которые работают по лицензии, например, «Логос», «Афины».

Семейная школа – подвид независимых школ, организованных родителями. Чаще всего именно они и преподают в таких школах. Бывают разного формата менеджмента. «БрекоШко» - пример типичной семейной школы, где все родители задействованы в процесс обучения и нет чьего-то одного превалирующего мнения, коллектив родителей распределяют все задачи между собой. А есть школа Dixi, где сформирована культура и ценности, а родители имеют точечную возможность высказать свои пожелания по каким-то отдельным пунктам, например, какой выбрать факультатив или куда поехать на экскурсию.

Ученики альтернативных школ прикрепляются для аккредитации к какой-то частной или государственной школе.

 

На сайте «Освита Нова» есть большая база всех школ.

Появляются сейчас и аттестационные базы – организации, которые не осуществляют образовательной деятельности, а только аттестуют. Через такие школы дети легализуют свой формат обучения – в альтернативной, семейной школе или будучи хоумскулером.

Несмотря на форму обучения, аттестат все дети получают одинаковый, государственного образца.

Хоумскулинг – это достаточно спорная форма обучения. Для младшей школы я бы не рекомендовал, так как ложится очень большая нагрузка и на детей, и на родителей. Представьте себя в роли директора своей школы. Сложно совмещать эту «должность» с тем, что вы – мама. Хоумскулинг подходит для старших детей.

Большая часть хоумскулеров – это люди, которые бегут «от» места, где им по каким-то причинам дискомфортно. Я уверен, что когда будет появляться больше людей, идущих «к» хоумскулингу или альтернативному обучению, а не бегущих «от» школы, будет развиваться необходимая инфраструктура – материалы в онлайн-доступе, новые программы обучения и оценки знаний. И тогда ситуация станет проще.

Сейчас, насколько я вижу, рынок образования идет к созданию хабов, где подростки могут выполнять какие-то проектные работы, решать задачи сообща, а потом расходиться по домам, как в реальной взрослой жизни. Дети должны жить, а не только учиться. Ориентированы хабы будут как раз на хоумскулеров или ребят, которые учатся какими-то альтернативными методами.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Как я могу понять, что школа дает или нет классное образование?

Есть школы, которые ориентируются на создание эмоционального комфорта для ребенка, некую тепличность. Это хорошо, но для первых лет обучения. Иногда в таких школах наблюдаю недостаток академических знаний и навыков. Старая волна школ страдает недостатком системности и конкретики в навыках и знаниях. То есть, в одних школах ребенку максимально комфортно эмоционально, а в других дают отличные академические знания. Редко это все получается совместить в одной школе, хотя надо бы.

И тут родителю надо определиться со своим запросом к школе.

 

Часто альтернативные или частные школы, или тем более хоумскулинг, которые приравнивают к «тепличным условиям», вызывают много вопросов к социализации ребенка. Что ты об этом думаешь?

Вопрос социализации частый, но спорный. Ребенок может много времени проводить в школе с еще тысячей других детей и ни с кем не общаться, а может быть хоумскулером и общаться со всеми ребятами на каких-то дополнительных занятиях. Крайности – хуже всего. Бывают случаи, когда ребенок два часа на хоумскулинге занимается дома, а потом два часа проводит в такой активной «социализации», что не каждый взрослый такую нагрузку потянет.

Я думаю, что вопрос социализации скорее в том, как вы – родитель – поддерживаете ребенка, его интересы, его как личность.

Учитывайте, что ребенок проводит в школе с понедельника по пятницу с утра до вечера в обществе 10-30 учеников, в зависимости от формата школы, и двух взрослых учителей. В таком ограниченном пространстве его социальный интеллект не развивается. Нет общения с разными людьми. В некоторых альтернативных школах этот вопрос решается путем частых выездов или приглашения новых людей в школу. А вот в государственных вопрос остается открытым. А именно общение с разными людьми очень важно для развития ребенка.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Какие знания должна давать школа, чтобы ты назвал ее классной?

Младшая должна быть игровой, максимально эмоционально комфортной и стабильной. Максимальный комфорт во всем для ребенка. Ведь когда ребенку страшно, небезопасно, он не воспринимает информацию.

Средняя и старшая школа должна давать инструменты для действия, вовлекать в реальную деятельность. Причем не игрушечную, а абсолютно реальную. Дети, которые прошли MBA Kids и другие подобные программы, получили очень качественные инструменты, но не получили возможность применить их в реальной жизни. Это какая-то игра во взрослость.

Хорошая средняя школа – это переходной период от детской ко взрослой жизни. Подростков старшей школы надо снабдить инструментарием, который они будут использовать во взрослой жизни, по сути – подготовить к реальной жизни.

 

Как определить готовность ребенка к школе?

Подготовка к школе должна быть не физической, а психоэмоциональной. В возрасте до 7 лет превалирующая игровая деятельность. Потом происходит переключение в мозге и обучающая деятельность становится ведущей. И с точки зрения мозга ребенок готов к школе в 7 лет, если говорим об украинской системе образования. Если смотрим на примеры некоторых мировых школ, там и в 5-6 лет дети идут в школу, потому что она выглядит иначе. В некоторых семейных школах Украины также дети 5-6 лет могут приходить и играться.

В любом случае, для проверки психологической готовности к школе нужно обращаться к хорошим психологам, которые проводят тестирования ребенка. Родитель может и самостоятельно провести такое тестирование, масса информации об этом доступна в интернете.

Макс Бакшаев: «Дети должны жить, а не только учиться»

Я вижу, что дети сейчас в школе очень зажимаются, закрываются, все воспринимают в штыки. Я боюсь отдавать ребенка в школу, чтобы не покалечить его.

Да, есть такое. Понятно, что с этим надо работать. Но почему-то когда мы говорим о развитии или изменении в системе образовании, даже на нашей встрече, только часть родителей их осознает и понимает. Но большее число родителей вроде бы довольны существующей системой. Может быть их что-то не устраивает, но они не готовы что-либо менять.

 

Назови 5 качеств хорошего учителя.

Человечный. Хороший человек на уровне эмоционального интеллекта, мягкий и теплый.

Авторитетный, но не авторитарный.

Личность. За ним будут идти дети.

Умеет устанавливать привязанность и связь с ребенком. Благодаря наличию привязанности дети учатся, в том числе у родителей.

Умение увести в зону ближайшего развития. Это коучинговые навыки. Вывести за зоны комфорта в зону развития, умение их находить эти зоны, чувствовать потенциал ребенка, держать баланс между поддержкой и подталкиванием.

И еще  – умение правильно хвалить и критиковать.

 

«Современный ребенок – это сверх человек». Интервью с Максом Бакшаевым

 

Модератор встречи с Максом Бакшаевым – Анна Кравченко, основатель Zelenka

 

Фото – Тося Ключникова 

 

Записала Ирина Порецкая, “Освіта Нова”