Довольно часто на лекциях, когда я рассказываю о воспитании детей, родители задают вопрос, который варьируется по форме, но по сути и содержанию всегда один и тот же:

— Вы утверждаете, что вариативность воспитания детей практически бесконечна в горизонтальном (этническом) и вертикальном (историческом) аспектах. И современный родитель должен сам выбрать и этого выбранного последовательно придерживаться. Но все-таки неужели нет ничего такого, что нужно было бы вот всем-всем детям без исключения? И без чего они раньше не могли и сейчас не могут хотя бы иногда (но регулярно на протяжении своего взросления) чувствовать себя уверенными и счастливыми и вырасти полноценными взрослыми людьми, будь то хоть в древнем Шумере, хоть в средневековой Англии, хоть в современной России? Хотелось бы все-таки вот это (или весь список, если таких вещей несколько) доподлинно знать и своему ребенку (детям) обеспечить.

Я неоднократно предлагала родителям порассуждать на эту тему. Разумеется, такие вроде бы очевидные вещи, как обилие игрушек, достаток выше среднего, обучение в «приличной» школе, путешествия, посещение кружков, непременное  наличие отца, бабушек, братьев и сестер отвергалось после недолгих раздумий. Ну вот никак нельзя сказать, что ребенок в не очень обеспеченной семье не может вырасти полноценным взрослым человеком с ощущением счастливо прошедшего детства. Или что тотально несчастны все безотцовщины. Или что маленького человека делает хоть сколько-то более счастливым какое-то условное количество просмотренных в детстве достопримечательностей и океанов. Фактически довольно быстро в кандидатах на «универсалии» оставались мать (категория абсолютно понятная) и любовь (категория более чем неопределенная). С этими двумя вещами никто никогда спорить не решался. Но сразу в этом месте обсуждений возникало драматическое непонимание: у абсолютного большинства современных детей имеются матери, которые на прямой вопрос: «Любите ли вы своего ребенка или подростка?» — отвечают (и себе, и кому-то снаружи) категорически положительно. Откуда ж тогда у нас столько семейно-детско-подростковых проблем, если сочетание «мать — любовь» является необходимым и достаточным для полноценного взросления? 

Поскольку сомневаться в наличии конкретной матери вроде бы не приходится, темой для дальнейшего обсуждения становится любовь, и тут, как вы, конечно, понимаете, все окончательно запутывается.

А мне в этом месте всегда становится обидно за тех матерей (по некоторым косвенным данным их может быть до 20 процентов в популяции), у которых биологический материнский инстинкт (вот то самое «ну конечно, люблю-люблю, это ж мой кровный детеныш!») не включается по абсолютно не зависящим от них причинам. Они ни в чем не виноваты, и что же — не видать их детям никакого счастья и полноценности? При этом я точно, прямо из практики знаю, что это не так, и мать, которая никакой особой любви к своему ребенку или подростку никогда не испытывала, вполне может последовательно и благополучно этого ребенка вырастить и иметь с ним прекрасные дружеские отношения во взрослом возрасте, иногда по теплоте, доверительности и эмоциональной наполненности значительно превосходящие те, которые сложились у матери «люблю-люблю-не могу» с ее выросшим чадом. Почему это так, ведь в дикой природе детеныш матери, у которой не включился материнский инстинкт, скорее всего, погибнет? А потому, что мы не только звери. Мы еще и люди вообще-то, хотя иногда об этом и забываем.

Так что же, ничего такого не остается, что было бы нужно вот прямо «всем-всем-всем»?

Во время карантина, когда народу у меня в поликлинике было значительно меньше, чем обычно, а все лекции ушли в онлайн, я очередной раз столкнулась с этим вопросом (заданным уже в чате зума) и вдруг решила еще его расширить: а почему, собственно, мы говорим только про детей? Дети — это в некотором смысле тоже люди, и их счастье и ощущение полноценности собственной жизни являются чувствами вполне себе общечеловеческими.

Есть ли на свете что-то, что нужно было бы абсолютно всем, что-то такое, в отсутствие чего мигом пропадает уверенность, что жизнь идет стратегически правильно, полноценно, именно так как надо, несмотря на все неизбежные в жизни любого живого человека проблемы и трудности?

Или для каждого человека такой набор полностью индивидуален и общего, всеобщей зоны пересечения попросту не существует?

Я провела опрос.

Опросила аж 300 человек. Возраст от 19 до 76 лет, в основном промежуток от 30 до 55.

Признаюсь сразу: в основном это были ответы онлайн, но я почти за 90 процентов уверена — это нормальные, конкретные, живые люди, почти половину из которых я к тому же когда-то встречала в реальном мире.

Суть опроса была в том, что вот есть разные сферы жизни (какие-то я предлагала списком, плюс какие-то можно было еще дописать), и дальше две части: 1) без чего, как вы полагаете, вообще невозможно никому обойтись (ну то есть как вам, например, кажется, есть ли на свете люди, которым секс реально не нужен, или таких не существует), и 2) без чего не смогли бы обойтись вы сами (ответ мог быть таким: в мире асексуальные люди, конечно, существуют, но моя собственная жизнь без регулярного секса стала бы решительно неполноценной). 

Также люди оценивали отношения себя и других с материальным достатком, с творчеством, интересной работой, с путешествиями, с наличием/отсутствием детей, мужей/жен, домашних животных, референтной группы и еще почти двумя десятками пунктов, плюс некоторые (58 человек) добавили свои. Из забавных добавленных, то, без чего опрашиваемый не мыслил собственной полноценной жизни (мне самой в голову не пришло):

  • у человека должен быть свой кусок земли,
  • возможность хотя бы иногда смотреть в звездное небо,
  • чтобы было с кем поругаться,
  • у человека должен быть хотя бы один враг — реальный или воображаемый,
  • хотя бы один раз в жизни подержать в ладонях живую птицу,
  • возможность смотреть в зеркало,
  • убить своими руками и увидеть последствия (ничего ужасного, например, случайно в детстве раздавить жука),
  • ощутить, насколько природа сильнее человека.

И еще много интересного и оригинального. 

Однако моя-то цель была не столько в изучении оригинальности человеческих стремлений, сколько в поиске точки пересечения, некоей универсалии. 

И представьте себе, она в моем примитивном опросе неожиданно нашлась.

Если сформулировать максимально точно и корректно, то выглядело это приблизительно так:

Мне и каждому на свете человеку, независимо от его пола, возраста, национальности и мировоззрения, нужно, чтобы был хотя бы один человек, которому я безусловно важен и интересен, при этом обязательное условие взаимности: этот человек должен быть также важен и интересен мне самому.

Условие более чем понятное: я могу быть важна и интересна тысяче человек, но если все они мне безразличны, то их наличие мою жизнь ничем не украшает, а то и осложняет.

При такой постановке вопроса сразу становится очевидным, что рассмотренный нами выше вариант «мать — ребенок» является частным случаем этой общей закономерности: мать важна для детеныша по определению. Если она к тому же видит в нем важного и интересного ей человека (а не объект для ухода и удовлетворения собственных амбиций) и сумела воспитать в нем такое же отношение к себе (она ему не только важна как способ удовлетворения его «хотелок», но для него также важны ее потребности и интересны ее интересы), тогда у них все ок по самым взрослым меркам. Если этого сделать не получилось, добро пожаловать в мир детско-родительских проблем.

Вот такая универсалия у меня получилась.

Я отлично понимаю, что триста человек — это совершенно нерепрезентативно, когда речь идет о таких общих вопросах. Однако интересно.

Обращаюсь к уважаемым читателям с двумя вопросами. Первый: как вы относитесь к получившемуся выводу? Действительно ли это нужно всем, и без этого ни для кого на свете невозможно ощущение «жизнь удалась и все идет как надо»?

И второе: без чего невозможна ваша жизнь? Что в ней вы оцениваете как структурообразующее?