Почему дети теряют интерес к учебе?

Мы привыкли воспринимать чтение как предмет, который преподают в начальной школе. Международное тестирование PISA в 2018 году углубленно исследовало уровень читательской грамотности у 15-летних подростков. По результатам тестов, почти 26% украинских учеников не достигли базового уровня в чтении. Что это значит и как чтение влияет на успеваемость ученика в целом? Профессор социологии в University of New Brunswick в Канаде и соавтор программы PISAD (PISA for Development) Лучия Трамонте считает, что ученик со слабыми читательскими навыками не сможет стать сильным в других предметах.

Почему дети теряют интерес к учебе?

Что значит «уметь читать»?

Меня зацепили два показателя в результатах Украины, из которых следует сделать серьезные выводы. Во-первых, один из четырех украинских подростков — функционально неграмотный. Это означает, что он может читать и писать, но не на достаточном уровне, чтобы эффективно взаимодействовать с обществом. Это неприемлемо. Все эти дети перешли в старшую школу, а это значит, что они должны были к тому времени развить навыки чтения и мышления как ежедневную практику.

В Украине очень высокий процент детей, которые ходят в школу — у вас очень мало детей, которые вообще не посещают школу. И при этом четверть ваших 15-летних учеников не способны функционировать ни в школе, ни в какой-либо профессиональной деятельности: их читательские навыки — на уровне 4-5-го класса. Поэтому правильный вопрос здесь: почему эту проблему не обнаружили раньше? Как так случилось, что эти дети доучились до старшей школы, и никто не видел, что у них есть проблемы с навыками чтения? Для меня это самый первый и самый важный аспект, требующий глубокого изучения: что эти дети делали в школе, как происходило обучение, могли ли мы их обнаружить раньше и что должны были для них сделать?

20 лет своей карьеры я посвятила изучению достижений школьников в чтении и математике, и сейчас воспитываю ребенка, который отказывается читать. Сын во 2-м классе, ему 7,5 лет, и именно сейчас он находится в периоде критического перехода. Дело в том, что детей учат читать и писать первые три года в школе. А с 4-го класса учителя преподают также географию, историю и другие предметы. Следовательно, они больше не учат детей читать, вместо этого дети должны читать, чтобы изучать другие науки. Это и есть переход от «обучения для чтения» к «чтению для обучения». Если этот переход не состоялся, ученик никогда не будет успешным в других науках.

Именно поэтому результаты по естественным дисциплинам украинских подростков связаны с результатами по чтению, ведь изучение наук содержит большой компонент чтения — мы овладеваем науками через большие и сложные тексты.

Существует множество тестов для проверки читательских навыков. В Канаде, например, разработаны инструменты для тестирования детей младшей школы четыре раза в течение школьного года. Задания для детей достаточно простые, и само тестирование проходит в очень неформальной комфортной атмосфере без стресса и давления. Но у результатов тестов немедленный эффект — учебный план сразу корректируется: если нужно, добавляют часы преподавания чтения, учитель работает с заданиями и практиками, чтобы развить конкретный навык, которого дети, по результатам теста, не достигли. Родителям тоже сразу сообщают об имеющихся успехах и пробелах. Такие тесты соединяют мостиком том, как справились дети, и то, как работают учителя.

Отслеживать индивидуальные траектории обучения каждого ученика чрезвычайно важно, и, к сожалению, порой сложно убедить правительство, что такие мониторинги необходимы. Но если вы проверяете детей в сентябре, а затем в конце мая — что вы можете понять? В течение года у ребенка было много случаев, когда что-то не удалось. Необходимо вовремя обнаружить, что именно не удалось, и скорректировать обучение. Такие тесты работают, если они простые, систематические и всегда приводят к соответствующим изменениям в работе учителя и класса.

Мы с коллегами-исследователями пытались понять, почему детям сложно приобрести читательские навыки. Мы взяли программу первых трех школьных лет, использовали научные данные о чтении и посмотрели на все ступени — когнитивные навыки, которые дети должны получить в течение этих трех лет. Этот путь — «читательская гора», которую должен преодолеть каждый ребенок в любой стране мира. Может ли ребенок преодолеть эти высокие ступени, если не получает достаточного питания и живет в сложных условиях? Конечно же, нет. И я с уверенностью могу сказать, что ребенок, который не прошел успешно эти стадии читательских компетенций в начальной школе, не сможет стать успешным учеником в старших классах. И это ваши 25% подростков, которые показали низкие читательские результаты. Их не ударила вдруг молния, они просто не осуществили этот переход.

А дальше прослеживается еще более интересная закономерность: если ученики не стали умелыми читателями, они не могут успешно усваивать другие предметы, следовательно, не успевают за программой — и сразу теряют мотивацию и вовлеченность в обучение. Теперь подумайте, сколько учеников в вашем классе смотрят на вас с блеском в глазах? Или они просто скролят свой смартфон?

 

Почему дети теряют интерес к учебе?

Мы часто думаем: если ребенок в школе, значит, он учится. Как видим, это не всегда так. Поэтому родители должны глубже интересоваться, что именно ребенок делает в школе, что он изучает, как ведет себя на уроках.

В возрасте 15 лет ребенок сталкивается с очень многими вызовами. Кроме собственно обучения, это психологические проблемы, повышенный уровень депрессии среди подростков, потеря интереса к учебе и школьной жизни, невовлеченность, буллинг. Как родители мы должны очень хорошо это понимать. PISA не дает нам ответы, но дает индикаторы различных процессов школьной жизни.

Например, в Канаде несколько лет назад мы были шокированы показателями, сколько детей бросают школу. Мы привыкли, что такое происходит в развивающихся странах, и были совершенно не готовы, что такое может быть в Канаде — развитой стране. Знаете, есть такой стереотип: школу бросает парень-хулиган-двоечник из бедной семьи. Но мы увидели, что многие из этих детей — ученики, которые нормально учились, это были и мальчики, и девочки.

Мы запустили несколько национальных исследований и узнали гораздо больше о школьной жизни: высокий уровень депрессии среди подростков, тревожность, невовлеченность детей, отсутствие личного контакта с учителями и сверстниками, буллинг, ощущение опасности в школе. Дети бросали школу, потому что чувствовали, что это место эмоциональной опасности. Когда вы спрашиваете у ребенка, как дела в школе, чаще всего слышите: «Все нормально». Не довольствуйтесь этим ответом, идите немного глубже: интересуйтесь, что ребенок читает, что ученики обсуждают на переменах, участвуйте в их школьных проектах и будьте бдительны относительно того, каких навыков им не хватает, чтобы помочь им их приобрести.

 

Дайте больше ресурсов сельским школам

Второй важный показатель результатов Украины — это разрыв между городским и сельским населением. Я услышала уже много комментариев о том, насколько украинские родители вовлечены в школьную жизнь. Знаете, нет ничего важнее для маленькой сельской общины, чем работающая школа. Школа — сердце общины. Если украинские родители красят пол и чинят мебель в школе, это не должно вызывать смех. Конечно, родители могут делать гораздо больше, чем ремонт в классе, но эти родители — ресурс, который первым включается в работу. Для меня очень показательно, что у вас такие мотивированные родители в отдаленных регионах, которые отчаянно хотят, чтобы школа работала, они понимают ее ценность.

Конечно, это свидетельствует о проблеме распределения ресурсов в регионах, но также о том, что родители очень заинтересованы обучением своих детей. Возможно, вы думаете, что так происходит только в Украине? Вы ошибаетесь. Я видела это много раз в других странах — родители заменяют учителя, если тот заболел, ведь не хотят, чтобы дети пропускали уроки, они занимаются школьным питанием, потому что хотят, чтобы дети учились в здоровых условиях. И это влияет на результаты успеваемости учеников. Поэтому здесь государству стоит пересмотреть политику распределения ресурсов для школ в отдаленных регионах, они заслуживают иметь все необходимое для обучения, чтобы не полагаться на милость родителей в этих вопросах.

 

Объедините различные статистики, чтобы увидеть каждого ученика

Для Украины это первый опыт участия в таком масштабном международном исследовании. И вам совсем не стоит беспокоиться о месте Украины в общем рейтинге стран. Это очень эфемерное понятие и ложный путь интерпретации результатов таких исследований. Второй некорректный подход, это трактовать результаты PISA как вывод о средней школе. На самом деле, оно показывает, как ребенок учился все свои 15 лет. Поэтому лучшее, что можно сделать после получения результатов PISA, это исследовать все уровни обучения детей — начиная с раннего детства, садика и дальше, и увидеть, где дети не осуществляют эффективный переход на следующий уровень обучения.

Другая важная вещь, это объединить данные PISA с данными национальных статистик. Например, добавить статистику здоровья детей. Украинские школьники на 20% чаще пропускают школу, чем дети в европейских странах. Почему так случается? Возможно, стоит посмотреть на статистику эпидемиологии и посещаемости школ в каждом регионе и сделать выводы: дети не приходят в школу из-за проблем со здоровьем или по другим причинам? Собственно, мы так и сделали, чтобы увидеть: канадские дети пропускают школу из-за проблем с транспортом или из-за проблем со здоровьем. В провинции Манитоба правительство объединило статистику здравоохранения, социальной защиты и образования — так каждый ребенок стал «видимым» с точки зрения этих сфер.