Диана Житняя-Кебас: «Буллинг – это болезнь, поражающая коллектив. У болезни есть острая и хроническая стадия»Диана Житняя-Кебас, психолог, специалист по работе с детьми и подростками, со-основатель «Коммуникативного клуба для подростков»отвечает на вопросы «Освіта Нова» о буллинге

Из-за чего возникает буллинг в школе?

Каждый раз, когда я сталкивалась с ситуациями буллинга в школе или других детских коллективах, это были очень разные специфические случаи, разные причины и разные разбирательства. Под буллинг может попасть буквально каждый, не вписывающийся в "нормы" коллектива. Эти нормы чаще всего задаются небольшой группкой «популярных». Я даже встречала "буллинг на буллинг", когда класс был разделен на мини-группы, и в каждой мини-группе травили своего, а иногда травили одного за то, что он когда-то травил другого.

В целом могу выделить такие причины, которые чаще других встречались.

Нетипичное поведение ребенка. Когда он очень выделяется либо внешним видом, либо способом реагирования: импульсивный, гиперактивный, с дефектами речи, слишком высокий или с родимым пятном, ябедничает или плачет по любому поводу.

Встречала буллинг за навязчивое дружелюбие. Девочка 9 лет была «слишком радушной».

За правдивость. Парень 13 лет «слишком упорно отстаивал справедливость».

Если смотреть по возрасту, то до 7 класса (до 12-13 лет), это буллинг в основном из-за ярко выраженной нетипичности внешности или поведения. В подростковом возрасте это более тонкие «странности» в поведении – застарелые смайлики пишет, одевает немодную одежду, мама встревает в школьные разборки и прочее.

Очень разное, я бы сказала, непредсказуемое, может стать причиной буллинга!

Причем под буллинг попадали не только ребята с заниженной самооценкой, уязвимые, но и кто мог за себя постоять, бывало, тоже ломались под прессом. Но, конечно, таких меньше.

Под прицелом обычно оказываются ранимые, уязвимые. Они обычно защищаются, уходя в себя (замыкаются или плачут), либо агрессивничают, чем тоже забавляют буллеров.

Что должна в таких ситуациях делать школа?

Я бы акцентировала внимание не на «что делать», а «как делать». Единственное, что действительно помогало убрать буллинг, а не просто подавить его, – это заботливое внимание к ситуации. Внимание со стороны всех – и администрации, и классного руководителя с другими учителями, и родителей, и психолога.

Заботливое внимание – значит не позиция «как достал этот класс, все внимание к этому приковано», а отношение заботливого врача к сложному пациенту.

Буллинг – это болезнь, поражающая коллектив. У болезни есть острая и хроническая стадия.

При обострении важно и нужно быстро отреагировать, сделать укол, провести превентивный разговор, оградить инфицированных, назначить «лекарства» в виде коррекционной работы. Здесь обычно подключены все, включая родителей и даже полицию. НО! К сожалению, часто на этом работа с буллингом и останавливается. А через время болезнь рискует перерасти в хроническую стадию - снова вспыхнут очаги заражения. Сначала тихие подколы, потом может быть откровенная травля, что намного опаснее, потому что делается уже осторожнее и изысканнее, и обозленней. И здесь нужен другой подход.

Агрессией агрессию не искоренить. Угрозами и разбирательствами можно подавить, но не убрать само явление, а подавленная агрессия рано или поздно снова вспыхнет.

Что делать? Планомерно и терпеливо выстраивать отношения в классе. Прежде всего отношение к классу – не как к прокаженному или проблемному, а как к такому, которому требуется внимание. Обычно именно благодаря настрою и ценностям людей, которые работали с классом, класс менял и свои настрой и ценности. Это – качественные разговоры со всеми участниками коллектива, командная и проектная работа, постоянная обратная связь, поддержка, вера в коллектив и заинтересованность в нем.

Занимает это больше времени. По моему опыту, от 2 до 9 месяцев. Первый этап работы – это установление доверия с коллективом и отдельными участниками. Второй этап – работа над самореализацией каждого, на примере собственного авторитета повышение авторитетности каждого участника в классе, в результате устанавливаются отношения «на равных» и взаимоуважение. Принцип работы неплохо продемонстрирован в фильме «Триумф Рона Кларка». Замечу - принцип, а не способ. То есть не «что делать», а «как делать».

Что должны делать родители и в каком возрасте, чтобы предупредить жестокость своего ребенка и в отношении своего ребенка?

Тяжелый вопрос. Как раз родительское невнимание или, наоборот, гиперопека, неумение выстраивать с ребенком доверительные отношения, часто и порождают в детях желание привлекать внимание и самоутверждаться за счет других.

Что делать родителям? Учиться выстраивать доверительные отношения, общаться на равных, изучать и применять принципы ненасильственного общения.

В таких отношениях ребенок знает, что у него есть как сильные стороны, так и зоны развития, куда ему еще расти. Он не боится пробовать себя и действовать, зная, что имеет право на ошибку и что он будет принят. В таких отношениях ребенок чувствует уважение к себе и начинает транслировать его другим, понимает свою ценность и на этой почве способен понять ценность других. В таких отношениях он открыто выражает свои чувства (а значит, осознает их), понимает чувства других (способен проявлять эмпатию, сопереживание), не боится говорить о своей позиции, может трезво оценить ситуацию, обратиться за помощью. Чтобы выстроить такие отношения, родителям стоит работать над своим эмоциональным интеллектом (осознавать, проговаривать и управлять своими эмоциями), уделять внимание детям (говорить с ними, и не только об уроках или обязанностях, проводить вместе время), проговорить заранее, что в ситуации буллинга он может открыто обращаться за помощью.

И да. Иногда дети из самых благоприятных и любящих семей все равно становятся жертвами буллинга или самими буллерами. И лучшее, что могут сделать родители, это задать себе вопрос: «Где мы стали причиной и что сейчас нам нужно поменять в наших действиях?».

Общество, как правило, оценивает жестокость тех, кто бьет, а того, кто бьет, считают жертвой. Есть ли другая сторона медали, которую не замечают в этих ситуациях, а должны были бы?

Часто жертвы буллинга сами становятся буллерами. Их же несправедливо обижают, значит, надо мстить, даже если другим людям, в другом месте. А еще ведь есть третья сторона – свидетели, которые, кстати, влияют на исход больше чем в половине случаев. Без свидетелей обидчику не так интересно обижать – зрителей не хватает. А пассивность окружающих (из логичного страха, что «мне тоже перепадет») словно узаконивает происходящее.

Тем не менее, вмешательство свидетелей в процесс остановки травли в большинстве случаев действительно пресекал случаи буллинга.

Поэтому если уж проводить работу по ситуации буллинга, я рекомендую работать со всеми в равной степени – и с обидчиками (выяснить, по каким причинам они проявляют насилие, и работать дальше с этими причинами), и с жертвами (прояснить, как они понимают ситуацию и, выстраивая доверительные отношения, предупредить проявление агрессии в ответ), и со свидетелями (научить правильно оценивать и говорить о ситуациях, выстраивать ценности команды, самоуважения и ответственности).

Теперь смотрите на всю систему работы – она похожа на дерево, корни которого разветвляются, путаются и уходят порой глубоко-глубоко.

Поэтому работа эта длительна, но главный ее залог – доверие, уважение и терпимость, в случае если мы хотим вылечить буллинг в его хроническом проявлении в нашей стране.