Катерина Мурашова: Новый вызов для миллениалов. Итоги мозгового штурма

Катерина Мурашова: Новый вызов для миллениалов. Итоги мозгового штурма

Ответы на вопрос, заданный в предыдущем материале Катерины Мурашовой: что делать, если вы или ваш ребенок лежите на диване и ничего не хотите делать?

 

 

За два дня откликнулось больше сотни людей из самых разных уголков мира. Значит, тема действительно актуальна. Всем огромное спасибо!

Обсуждение получилось «с обеих сторон», то есть о своем видении проблемы написали и родители подростков, и сами подростки, и молодые взрослые — бывшие и нынешние. Меня по-хорошему поразило спокойное достоинство и, не побоюсь этого слова, мужество большинства корреспондентов, которые рассказывали свои истории. И голой дидактики было намного меньше, чем я, если честно, ожидала.

Получился корпус живых и литературно грамотно оформленных мнений и историй по стремительно актуализирующейся прямо сейчас теме. Думаю, что по количеству и качеству собранных в одном месте разных мнений и историй о затронутой проблеме созданный нами совместно за два дня корпус текстов абсолютно уникален, во всяком случае в русскоязычном интернете, а географический охват придает нашему собранию дополнительный объем. Какое-то время им можно будет пользоваться как энциклопедией по данному вопросу. Его может читать и осмыслять любой человек, которого эта тема коснулась лично, который думает о профилактике или область научных или практически-специальных интересов которого (тут я говорю о педагогах, психологах практиках и т.д.) как-то со всем этим пересекается.

Таким образом, одну свою задачу я безусловно решила. Теперь, когда ко мне на консультацию придет семья с проблемой подростка, который не знает, чего он хочет, и предпочитает вместо всего лежать на диване, я дам им ссылку на наше обсуждение и скажу: прочтите внимательно и подумайте над прочитанным — может быть, у вашего видения происходящего откроются какие-то новые грани. И я искренне уверена, что во многих случаях так и будет.

Самое ценное для меня в нашем небольшом исследовательском проекте — личные истории. Я сама не столько психолог, сколько рассказчик историй, и искренне считаю, что по своему психотерапевтическому и познавательному воздействию они намного сильнее всего остального. Исторический опыт человечества и мой собственный опыт практического психолога говорят то же самое: теоретические выкладки люди помнят (даже если их поняли и были с ними абсолютно согласны) приблизительно минут десять после выхода из моего кабинета, а истории — десятилетиями. А уж сколько веков успешно передается дидактическая сказка-история про «золушек», которая обращена к матерям и говорит о том, что если дочерей-подростков слишком баловать, то их шансы удачно выйти замуж будут стремиться к нулю...

Дидактику состоявшегося обсуждения можно разбить на три группы.

1. Пнуть подростка как следует, создать условия, при которых он просто не сможет остаться на диване — перестать кормить, отключить интернет, переселить в отдельную квартиру, заставить мыть полы и вскапывать огород. Любая деятельность в сочетании с жесткой необходимостью будет действовать оживляюще. Встанет и пойдет — куда он денется? А со временем от противного и определится как-нибудь, чего он сам хочет. А может, и не определится, и тогда будет просто «работу работать», а не лежать в депрессии, всех раздражая. Многие так всю жизнь живут — и ничего.

2. Оставить на диване. В институт не пихать и вообще ничего особо не требовать. Родители сами виноваты — перегрузили ребенка учебой, развивашками-развлекашками, а времени на переработку полученного опыта не дали. Вот теперь подросток лежит и с помощью «Ютуба» и «ВКонтакте» его перерабатывает. А когда переработает и поймет, кто он такой и чего ему надо, сам встанет и пойдет самоопределяться и зарабатывать.

Третья группа — самая, на мой взгляд, логически непротиворечивая.

3. Все это время вовсе не ребенок решал, а родители принимали решения — в соответствии со своими планами и амбициями. Ребенок шел за ними и радовал их своими успехами — в кружках и гимназии. Когда от него потребовали самоопределиться, у него случился когнитивный диссонанс с участием дивана. Так вот, третье решение — убрать диссонанс и продолжать действовать как действовали — по-прежнему вести и поощрять успехи: да, теперь пойдешь и станешь инженером, потому что у нас в семье все инженеры и по математике с черчением у тебя отлично. Нет самоопределения? Да и черт с ним, его в исторической ретроспективе буквально вчера придумали, а до этого как-то большинство обходилось.

Что я сама думаю.

Если человеку уже лет 19-20, то я, пожалуй, за первый вариант, потому что второй в современных виртуально-ориентированных условиях чреват превращением этого человека в хикикомори. Пнуть и сильно — именно в качестве профилактики худшего.

Если речь идет о выпускнике школы и у него есть диагноз «депрессия», то я склоняюсь к тому, что гонку за институтом надо прекратить, но тему «тогда пойдешь работать» оставить. Можно ли дать год полежать, как многие предлагали? Для меня, как для человека совсем другого поколения, это дико, но все-таки после чтения всех аргументов я склоняюсь к тому, что, наверное, можно и дать, при этом сразу четко обозначив срок и последующие семейные действия.

Третий, так сказать, «ретро» вариант, кажется мне абсолютно логичным. Только не надо перекладывать ответственность — родители решили, они же и сделали, а не «это потому что у нас ребенок такой неудачный».

Больше всего из дидактической части нашего замечательного обсуждения лично мне понравился комментарий Екатерины из Архангельска. Она предложила заинтересованным родителям не пинать ребенка, а резко изменить свою часть семейной системы, в результате чего несомненно изменится и поведение ребенка. Сильный, нестандартный ход, и не сомневаюсь, что в каких-то случаях конструктивный.

Серьезно встревожили комментарии Татьяны из Санкт-Петербурга:

«И тут у меня возникла совершенно перпендикулярная мысль: а кому надо, чтобы подросток (или молодой взрослый) встал с дивана? 

Ему самому? Так вроде насущной необходимости нет.

Мировой экономике? Ей выгоднее, чтобы особь не отсвечивала на схлопывающемся рынке труда, но при этом вела себя тихо и с автоматом не бегала почем зря. Кое-где (в Финляндии?) вроде даже пытались минимальный безусловный доход таким давать, чтобы с голоду не умирали на диванах.

Родителям? Пока только для реализации своих амбиций успешности. Никто из них пока не демонстрирует немощи и неспособности заработать на пропитание. Или даже есть подушки безопасности, которые и эту немощь помогут пережить. А дедушка вон даже рад после инфаркта чем-то позаниматься полезным. Зачем у него дело отнимать?

А больше заинтересованных сторон я и найти не могу. Разве что Бог, к которому, судя по комментариям, некоторые дети пытаются обратиться».

И Светланы из Канады:

«В нашем мире очень скоро будет востребовано именно умение лежать на диване, ничего не хотеть, получать себе тихонько пособие. Такие люди будут весьма ценны — они не отнимают у других рабочие места. Не исключено, что современные подростки чутко улавливают тенденцию».

Думаю о них, и еще буду думать.

И, наконец, последнее. Публикуя последовательно два дня комментарии на сайте, вдруг обнаружила в себе неожиданное, но вполне отчетливое желание перестать консультировать, читать лекции и учить всех жить. Захотелось просто лечь и пролежать год на диване, читая хорошие книги, просматривая хорошие фильмы и иногда делая ролики для «Ютуба» с философскими разговорами между умными людьми о животных.

Подумаю и об этом тоже.

Еще раз всем спасибо, мы все вместе сделали важное дело, которое многих поддержит в час жизненных испытаний. Мне уже сейчас несколько человек прямо об этом сказали: прочитали — и стало легче.