Елена Волкова переехала с семьей в Киев из Луганска во время военных событий 2014 года. С тремя детьми на руках, без вещей и какой-то подстраховки. Первым делом надо было определить детей в школу.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установкамиДети Елены в Луганске учились не в общеобразовательных школах по ряду причин. Не найдя доступной для себя школы  в Киеве, Елена решила организовать такую. Пройдя обучение для переселенцев из зоны АТО, она составила бизнес-план на открытие семейной школы с инвестициями в размере 20000 грн, на которые  была закуплена самая необходимая мебель для открытия школы Free School. Школа открылась в 2015 году.


Дивіться найповніший каталог незалжених навчальних закладів України. Тут ви зможете підібрати найкращий заклад для вашої дитини


Сложно было решиться на открытие своей школы в Киеве? Кто были первыми учениками и первыми коллегами в ней?

Мы открывали школу, в первую очередь, для своих детей. Наш сын сейчас учится в 8 классе. А первыми клиентами были как раз дети его возраста – с 6 по 9 класс.

Сложнее, чем найти учеников, было собрать всех учителей-предметников. Мало желающих поучаствовать в таком проекте, причем по разным причинам. И оплата небольшая, и нужно работать над собой, как учителем, менять подходы к обучению – а на это согласен далеко не каждый учитель.

Сейчас один из родителей в нашей школе выполняет функции администратора.  Еще один из учителей выполняет функцию методиста. Вот мы и стали ядром школы, начав осуществлять общее движение.

Самое сложное в своей новой школе – это выстроить общее видение и работу школы с учениками.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Как вы это осуществляли?

Обучали учителей, и продолжаем это делать. Каждый учитель отлично ориентируется в своем предмете. Но важно использовать одинаковые технологии в обучении детей, например, критическое мышление и логику.

До начала учебного года мы проводим тренинги для учителей. Не просто теоретическое занятие, а практику, где учителя учатся и домашние задания выполняют. Каждые каникулы– это время для учебы учителей, обмен опытом и апробация новых методик обучения.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Кто формирует тренинги для учителей?

Тренинги формируем и проводим сами. Посещаем мероприятия в сфере образования, перенимаем опыт других школ, изучаем международный опыт, аккумулируем информацию и прорабатываем под нашу школу. Итоговому видению уже обучаем учителей.

 

Почему именно критическое мышление вы взяли как фундамент методики обучения в вашей школе?

У Блума есть классификация педагогических целей, которые должна дать школа. Знания – это первая ступень. Все, что выше – понимание, использование, анализ, синтез и оценка – общеобразовательная школа не дает.

Наша задача сделать так, чтобы ребенок мог оперировать этими знаниями и применять их в жизни.

Мы живем в информационном веке и слишком перегружены информацией. Чтобы выбрать правильное направление в жизни, нужно научиться мыслить критично. Критическое мышление – это то, что позволяет гораздо шире смотреть на мир в целом и на каждый изучаемый вопрос в частности.

 

Нет ли у вас ощущения, что в отличие от общей школы, где детей калечат, семейная школа делает детей более тепличными?

Если и более тепличными, то только в эмоциональном плане, и это большой плюс. Ребенок должен сначала быть эмоционально стойким, а уже потом попадать в среду, где сможет эмоционально себя контролировать. Нельзя, чтобы с самого раннего детства ребенок попадал в агрессивную среду.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Школа – агрессивная среда?

Школа в целом и отношение учителей в частности – да, агрессивная среда. В классе обычно до 30 детей и они друг для друга являются иногда агрессорами. Учитель не может физически проконтролировать атмосферу. А эти нюансы как раз сильно влияют на ребенка.Он предоставлен сам себе, пытаясь справляться как-то со своими страхами и переживаниями.

У нас  во Free School 10 человек в классе. Мы не гонимся за программой. Учитель, видя дискомфорт ребенка, может остановить урок и выяснить, почему ему грустно, может помочь ему проявиться и сразу решить проблему. Так мы выравниваем эмоциональное состояние ребенка, а это – на всю жизнь.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Как это в будущем сказывается на характере и самоощущении ребенка в мире?

На ребенка влияет среда, в которой он растет. Дети, выросшие в неблагополучных семьях, во взрослой жизни чаще всего являются обидчиками или очень уязвимыми людьми. А если ребенок растет в относительно хорошей среде, он становится целостной личностью, которая понимает – есть проблема, как из нее выйти без претензий к другим людям, работая над собой.

Мы не оберегаем ребенка в школе. Речь идет о том, чтобы научить ребенка справляться со всеми трудностями. Но трудностей должно быть достаточно для его возраста и психологического состояния.

К нам приходит много деток, раненных обычной школой или отношениями в семье. И наши учителя пытаются выровнять ситуацию с внутренним состоянием ребенка, чтобы он не обижал других, не утверждался за счет их унижения, что часто случается.

Школа травмирует каждого ребенка. В разной степени, но каждого.

 

Детей какого возраста к вам чаще переводят из общей школы?

Период при переходе из 4 в 5 класс – это переход из младшей школы в среднюю – большой стресс, с которым ребенок не может справиться в школе. Родители забирали ребенка и отдавали нам.

Но альтернативное обучение становится все более популярным. И сейчас у нас и первый класс переполнен. На 2017/2018 учебный год собираемся открывать уже не один первый класс.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Сколько сейчас у вас учеников в школе?

34 человека, 4 класса – с 6 по 9 класс. Хотелось изначально организовать обучение своего ребенка и детей такого же возраста, поэтому сначала покрыли эту возрастную группу. А теперь открыли и младшую школу, и есть дети, которые в следующем года придут к нам на 11 класс. То есть, школа уже работает с 1 по 11 класс.

Как долго адаптируется ребенок при переходе к вам из обычной школы?

У каждого свой период адаптации. Зависит исключительно от того, насколько ребенок травмирован. Есть ученики 7 класса, которые пришли к нам в сентябре и до сих пор не могут адаптироваться.

 

Чем дети так травмированы?

В первую очередь, ярлыками. Вспомните свою школу. Не только одноклассники, но даже учителя цепляли ярлыки на учеников, правда? Взрослые успешные люди ходят с ними до сих пор. Так и сейчас. К нам приходят дети с ярлыками, а мы уже работаем с ними.

Второе – большой коллектив. Ребенок не должен дружить со всеми, а ему приходится. В обычной жизни у нас такого не бывает.

Третье – погоня за знаниями, а не качеством, пониманием и применением ребенком этой информации в жизни. Дети идут за оценками, а материал забывают. Это уже не об обучении.

И наконец, психологическая обстановка. У детей нет свободы передвигаться, расслабленно сидеть, жесткое расписание… У нас есть уроки на мячиках, без сложенных рук, и дети отлично усваивают материал.

Самая большая ошибка общей школы – там дети являются слушателями. А должен быть не монолог учителя, а диалог с учеником. Учитель должен мотивировать, заинтересовывать к познанию новой темы и материала, а не зазубриванию.

Мы часто делим детей на подгруппы, они идут домой, готовятся самостоятельно к новой теме, а потом рассказывают друг другу, делятся тем, что выяснили. Такая абсолютная вовлеченность детей, желание докопаться до истины работает.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

 

У вас в школе есть домашние задания?

Без домашних заданий невозможно, потому что объем школьных требований очень большой. Мы вынуждены идти по программе общеобразовательной школы, ведь дети сдают контрольные по этим темам, чтобы в дальнейшем получить аттестат. Конечно, наши учителя адаптируют программу под детей, меняют местами темы и обсуждают, как лучше подать материал. Но кардинально изменить программу не могут.

Если бы был какой-то независимый центр оценивания знаний, то можно  было бы разрабатывать свою методику. А на практике нам приходится придерживаться рекомендаций школы, их требований, по какому учебнику учить материал, чтобы дать правильный ответ на контрольной. Причем в учебниках много ошибок.

 

Как вы это уравниваете – реальную жизнь и требования Минобразования?

Учителя доносят тему так, чтобы дети ее поняли. Но если в контрольной работе будут вопросы о конкретных данных – дата рождения, высота горы, например, – учитель, конечно же, дает эту информацию из рекомендованного учебника и дети ее запоминают. Но по-честному, часто именно эта информация в жизни и не применима.

В школе ребенок должен получить базовое образование и научиться учиться, определиться в жизни.

Поэтому у нас есть уроки, которых нет в школе. Мы учим быстро конспектировать, выделять главную мысль, обработать информацию, ее графически изображать, чтобы запомнить. Дети не запоминают большие тексты, они мыслят графически, визуально. Даже стихотворение со своей 4-хлетней дочкой мы прорисовываем, и она запоминает уже образ, а не слова. Обладать этими навыками важнее в жизни, чем знать точную дату какой-то исторической битвы.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

Можете рассказать, как проходит у вас в школе предмет, которым вы гордитесь?

Физика. Но тут многое зависит от учителя, которого мы искали очень долго. Это – настоящий практикующий физик, изобретатель, предприниматель, предоставляет услуги для бизнеса и патентирует свои идеи. Счастье, что удалось найти такого преподавателя.

Подход к обучению у него основательный – презентации, которые делает под каждую тему, обязательно просматривает все ресурсы по теме, проводит практические опыты в том, что изучают. Физика – это жизнь, и он это показывает.

 

Как надо преподносить информацию современным детям?

Дети быстро и легко обучаемы. Но если задушить в них интерес, они становятся ленивыми. Сейчас много подростков не знают, чего хотят. Это последствия школы – она задушила природный интерес своим «не пробуй», «неправильно».

Мы отучились первый семестр и спросили у детей: «Насколько вы изменились?» Знаете, что ответили 9-ти-классники? «Мы перестали бояться ответить неправильно».

Когда человек живет в страхе, он не развивается. Вот к чему приводит школа – дети подтормаживают, ленятся, потому что боятся. А если ребенок развивается органично и естественно, то он опережает и учителя, и родителя.

Я думаю, нет детей, не способных к учебе. Но есть дети с неправильными установками.

 

Как же общаться родителю с ребенком, если, к примеру, хочешь, чтобы он знал английский как родной, ведь без этого – никуда?

Зависит от того, как родитель преподносит это ребенку. «У тебя все получится, я помогу, давай мы вместе будем учить английский и общаться дома». Или «Ты должен». К сожалению, многие родители общаются с детьми из позиции долженствования. А ребенок не должен. Лучше предлагать помощь и заинтересовывать.

Прекрасный пример – наш урок физики. Учитель вовлекает в свой предмет так, что все дети радуются. Но одна девочка говорит:

  • Это все интересно, но мне физика не нужна.

  • А кем ты хочешь быть? – спрашивает учитель.

  • Дизайнером.

  • Слушай. Придумаешь ты стул, на трех ножках. Как думаешь, можно его выпустить в производство?

  • Не знаю.

  • Вот. Для этого нужно просчитать, выдержит или нет. Это – физика.

  • Тогда я буду дизайнером одежды, говорит девочка.

  • Хорошо. Чтоб сшить платье, тебе надо учесть толщину ткани, нитки, еще чтото. Это все объясняет логически физика. И если ты будешь знать основы, будет легче и интереснее.

  • Мне мама сказала, что мне физика не нужна.

Ага! Вот где проблема. В этом проявляется нежелание родителя помочь обучить ребенка, когда учитель делает все, что может.

Родитель должен поддерживать интерес у ребенка. Не знаете как? Придите на урок и посмотрите, как это делает учитель. У нас в школе родитель может прийти когда угодно.

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установками

И как вы поступаете в такой ситуации  с родителем? Вы сказали, что ответственность за образование детей несет родитель. Что имеете ввиду?

Когда ребенок приносит из обычной школы дневник, исписанный посланиями учителей красной ручкой и низкими оценками, она перекладывает ответственность на родителей: «Вы не научили ребенка – потому двойки. Ребенок плохо себя ведет – ваш недочет, вы его так воспитали». Хотя по факту, в школе ребенок сейчас проводит больше времени, чем дома. Школа не говорит: «Мы виноваты».

В частной школе ситуация другая. Родители платят и заказывают, что должен знать ребенок, а если не получается у ребенка выучить этот предмет – спрос со школы: «Почему вы не научили?» Тоже не лучший вариант.

Обучение и воспитание – это совместная работа родителей и школы. Мы разделяем с родителями ответственность. Наша общая задача – рассмотреть таланты ребенка и их прокачивать, а остальные аспекты развивать гармонично, не давя ребенка. 

Поэтому мы на родительских собраниях общаемся именно с родителями, не унижая и не упрекая их, показываем, как общаться с их детьми, как реагировать на различные поведения и какие меры предпринимать. Например, иногда дети становятся непослушными, потому что у родителей просто нет времени на обычное общение с ними. Бывает, что я рассказываю маме о том, что ребенок ведет себя не лучшим образом в школе. А она отвечает: «Я с ним поговорю». И тут мне приходится объяснять: «Я как раз не хочу, чтобы вы с ним «поговорили» - это испортит ваши отношения. Я призываю вас к тому, чтобы мы совместно разработали план, как помочь вашему ребенку справиться с этой ситуацией».

Школа – явление временное, она заканчивается, а жизнь и отношения в семье продолжаются.

Пусть наша школа сейчас не прибыльный, а социальный проект. Но это лучший формат для ребенка.

 

А вы рассматриваете школу как бизнес-проект, или абсолютно нет?

Нет детей,  не способных к учебе. Есть дети с неправильными установкамиПока что, только как социальный проект. Сейчас все деньги уходят на текущие расходы – аренда помещения, методические расходные материалы, оплата работы учителей. Но на каком-то этапе хотелось бы начать получать оплату за свой труд.

Моя задача – вывести школу на более высокий уровень, но при этом, чтобы школа была финансово доступна максимальному количеству людей. Сейчас стоимость обучения – 1600 грн в месяц, но даже это для многих семей недоступно.

Печально, когда осознаешь, что можешь упустить талантливого ребенка, которого погубит обычная школа. Многие судьбы зависят от этого.

На сегодняшний день я зарегистрировала торговую марку Free School, разрабатываю пакет документов для франчайзинга, чтобы можно было открывать филиалы. На это есть спрос.

Также разрабатываем it-платформу школы, чтобы всем было комфортно учиться и учить даже удаленно. Аналогов такой платформы не нашли, поэтому создает ее один наш папа-программист. В ней будет все: и учебные материалы, и презентации всех учителей, и личные комнаты учеников и учителей, и вебинарные комнаты, и записи уроков. Благодаря этой платформе мы сможем активно развиваться и обучать большее количество детей. Труд – титанический.

Чувствуете ли возможность официального признания деятельности семейных школ на государственном уровне?

Мы сотрудничаем с Тьюторской ассоциацией Украины, а они плотно сотрудничают с Минобразования. И мы пытаемся сообща отстоять свои позиции на госуровне. Мне кажется, сейчас ситуация такова, что «уже деваться некуда», Минообразования  вынуждены менять стандарты школы, но это очень длительный процесс. Например, те изменения, которые ввели на госуровне для начальной школы, некоторые школы просто не внедрили. Верхушка управления в школе не готова меняться, учителя, проработавшие там 20-30 лет, не готовы меняться и обучать детей по-другому.