Три вещи, из которых складывается образование

Журналист Александр Мурашев, автор книги «Другая школа», у себя в Фейсбуке поделился правилами жизни родителей подростков, которыми с ним поделился Филипп Бахтин, бывший главред журнала Esquire, бросивший журналистику ради создания детских лагерей. 

«Мой товарищ Виктор Шендерович как-то поделился со мной педагогической концепцией, о которой ему рассказала женщина в украинском селе. Концепция очень простая, состоит всего из двух слов, и ее надо освоить всем родителям на свете: «Родил? Отойди!».

Нет никакого «общения с ребенком», есть общение с человеком. Если у вас одна интонация для ваших детей, другая для начальника, третья для друга, то это всегда видно и всегда вызывает проблемы.

Самый интересный предмет для разговора у любого человека на свете — это он сам. Но возможностей поговорить о себе в жизни катастрофически мало. Если у вас заботливые, внимательные и чуткие родители, эта потребность будет удовлетворена на 14%. Если у вас родители не такие, она не будет удовлетворена вообще.

Вожатым в своем лагере я все время говорю одно и то же: разговаривайте с детьми, ведь больше с ними никто этого не делает. Родители заняты своими делами, учителя в школе должны реализовать учебный план, а о том, что ребенок обсуждает с друзьями взрослые по-настоящему никогда не узнают.

Мне кажется, у педагогики есть только одна цель: чем-то заинтересовать ребенка. Если ты специалист по свиноводству и можешь увлечь детей сельским хозяйством, ты суперпедагог. Если ты знаешь всю школьную программу, но дети на уроке засыпают в первые две минуты, ты вообще не педагог. И, мне кажется, что школа в своем нынешнем виде абсолютно не решает эту задачу.

Слово «интерес» отпугивает людей советской школы, которым кажется, что детей нужно будет все время развлекать. Но мы их развлекаем, для того чтобы дальше они пошли увлеченно заниматься каким-то делом — возможно, довольно сложным, и возможно, всю жизнь.

Интерес к животным может привести к изучению биологии, медицины, химии — и ребенок сам захочет знать обо всем больше. Самое главное, что и в жизни любого педагога, скорее всего, был другой учитель, заинтересовавший его этим предметом.

У Сергея Казарновского в школе «Класс-Центр» дети занимаются музыкой и театром, но им нужно учить много чего из школьной программы. Поэтому физик рассказывает о длине волны, а биолог — об устройстве гортани. После чего педагог по вокалу объясняет, как, зная принципы и устройство длины волны, можно использовать голосовые связки в своем пении. В этот момент заинтересованные дети прекрасно понимают, зачем учить физику.

Как-то мы с вожатыми «Камчатки» забирали на неделю старшеклассников из школы в моем родном Пскове, чтобы сделать проект про их будущее. Мы много с ними беседовали, я задавал разные вопросы, вроде «Если у вас будет миллион долларов, как вы его потратите?». Мне хотелось понять, кем эти дети видят себя. Один мальчик долго не мог вообще ничего сказать про свое будущее, и, в конце концов, выдал: «Через десять лет я хочу быть владельцем шиномонтажа». И на просьбу описать свой рабочий день, он сказал: я прихожу и перебираю бумажки. Это к вопросу «Почему детям ничего не интересно?». Потому что они очень мало знают и видят.

Путешествия, новые проекты и новые люди — три вещи, которые всегда поражают. По-хорошему, именно из них и складывается образование. Моя идеальная школа — это ребенок, который путешествует по миру, знакомится с разными людьми и сам пробует что-то сделать руками. Когда подключаешься к чужому энтузиазму, у тебя самого возникает любопытство.

Наша дочь во втором классе стала каждую неделю красить волосы в новый цвет, и моя жена справедливо заметила: куда приятнее, что это происходит в 10 лет, а не в 18. Еще хуже, когда только в 40 человек начинает понимать, что в течение жизни он как угодно мог экспериментировать со своей жизнью.

Не будут ли дети избалованными, если дать им свободу? Ну, если ребенок по расписанию получал удар палкой каждый раз, когда неаккуратно писал в прописи, то он может разбаловаться. Но проблема не в том, что он вырвался из узды, а в том, что у родителей не было другого способа с ним коммуницировать. Ситуации «передозировки свободы» не происходит в семьях, где родители находятся с детьми в диалоге и всегда ищут, чем бы их увлечь.

Бэнкси однажды сказал: современные родители готовы сделать ради своих детей все, что угодно. Кроме одной-единственной вещи: оставить их в покое.

Когда мы создавали детский лагерь «Страна детей», была одна фраза, по которой я сразу отсеивал кандидатов на собеседовании: «Я очень люблю детей». ВСЕ люди с некоторой теплотой относятся к детям. И я начинаю волноваться, когда человек заявляет это как признак своей профпригодности.

Если взрослый не может наладить отношения с ребенком, скорее всего, он и в жизни не может ни с кем наладить отношения.

Одно из главных впечатлений, которые ребенок может получить в детстве — когда папа или мама начинают дурачиться. Например, вставать на четвереньки и ходить по квартире на карачках. Это помогает тебе понять, что родители — такие же дети, которые просто дольше прожили в этом мире. Дурачьтесь с вашими детьми. Они вырастут спокойными, потому что им будет проще принять этот мир и понять, что с ними все в порядке.

Единственный совет, который можно дать всем родителям, формулируют по-разному уже миллион лет: что бы вы ни делали и что бы ни говорили, ребенок будет копировать вас. Так что не воспитывайте детей, воспитывайте себя.

Дети — такие же взрослые люди, просто чуть-чуть пониже ростом. Да и то не всегда.