Путь изобретателя

Что такое Теория решения изобретательских задач (ТРИЗ) и как все устроено?

Родители часто задаются вопросом, как развить творческие способности ребёнка? В какой бы такой кружок его отправить, чтобы сама собой развилась способность фантазировать, изобретать. Нередко и в наш клуб приходят родители с таким запросам. Им кажется, что ТРИЗ или Теория решения изобретательских задач – то, что им нужно.

О том, что же такое ТРИЗ и можно ли с помощью него научить ребёнка творчеству мы поговорили с московским ТРИЗ-педагогом, одним из разработчиков учебно-методического комплекса «Планета знаний», Наталией Ключ.

– Наталия, как вы объясняете родителям, которые хотят привести ребёнка на занятия, чем вы здесь занимаетесь?

– Если родители не знакомы с ТРИЗ, то мы говорим о том, что это определенный тип мышления. Он используется для решения открытых задач, работы с непривычными ситуациями, разрешения противоречий. Он нужен там, где нет готовых решений. В классической школе такие задачи почти не отрабатываются, а в жизни встречаются часто. Бывает, что родителям надо побывать на занятии, посмотреть и решить, приходить ли.

– Что для вас значат занятия по ТРИЗ?

– Для меня такие занятия – не только про инструменты мышления, но и про состояние. Про переход из состояния фрустрации в состояние творца.

В каждом творческом задании всегда есть какая-то зона неизвестности, место, где ты ещё не бывал. Пройти через нее ребёнку может быть трудно, но важно. На занятии мы знакомимся с методами генерации идей, исследуем предметы, затем придумываем необычные предметы с помощью метода. Зарисовываем идеи или делаем макеты из одноразовых тарелок, стаканчиков, скотча, зубочисток, трубочек. Презентуем свою идею группе, знакомимся с изобретениями по теме. (Эти этапы занятия соотносятся с этапами «пути изобретателя»: постановка задачи – генерация решения – оценка и выбор идеи – материализация идеи – презентация идеи.) И на каждом этапе творческого процесса у ребенка могут возникнуть какие-то эмоциональные препятствия. 

Вот, к примеру, этап мозгового штурма. Группа предлагает идеи, а ребенок опасается сказать что-нибудь не то. Например, нужно предложить необычный светильник. А он никогда в жизни этого не делал. «Сейчас я открою рот, что-то предложу, а вдруг мне в ответ: «Что за глупость!» Те, кто уже занимаются – могут встать перед группой и рассказать. А он: «Я не буду рассказывать». Не уверен, стесняется. Можно начать с ним разговаривать, показывать, что я вижу на рисунке: вот интересный момент, еще интересный. А здесь ты что хотел показать, этой необычной линией? Постепенно ребенок набирает уверенность, может сосредоточиться на творческом процессе.

Путь изобретателя

Дальше могут возникать новые затруднения: я нашёл идею, меня за находку похвалили – на всякий случай буду её применять в каждом новом предмете. Значит, надо помогать ребенку выйти из колеи, в которой он хочет отсидеться.

На этапе создания эскиза или макета ребенок смутно видит свою идею внутренним зрением, но передать этот образ другим людям – отдельная непростая задача. То, что у него получается на эскизе – совсем не похоже на то, что он себе представлял. Значит, пора обсуждать, что в идее важно, что второстепенно; что получится показать с помощью имеющихся материалов, что нет.

Так постепенно развивается способность переходить из состояния «неопределенности» в состояние «инструментальности», необходимое для творческого процесса. Тогда ребёнок совершает открытия и получает инсайты не только о предметах, которые мы исследуем и усовершенствуем, но и про себя самого. Это что-то вроде: «Я смог пройти этот путь, преодолеть барьер. Значит, смогу снова». Раньше ребенок боялся рассказывать, а теперь он рассуждает вслух, отвечает на вопросы, которые ему задают. Значит у него уже появилось видение сути решения, появились инструменты. Он готов это видение развивать в зависимости от ситуации, и не тратит последние батарейки на это, не разряжается. Раньше разряжался: надо выйти перед людьми – нет сил, надо открыть рот, рассказать – спазм. А сейчас он погружается в мысль, развивает её, использует вопросы других ребят как дополнительный ресурс или новый поворот, за которым можно следовать. И это здорово.

– Какие сложности бывают при общении с родителями?

– В дополнительном образовании сложности обычно решаются «голосованием ногами» – если что-то не так, люди не придут во второй раз. Бывают забавные моменты. Один раз, пришла очень маленькая девочка на занятие (У нас есть ограничения по возрасту, но, если группа небольшая, могут привести ребенка помладше, попробовать. Если устанет – просто тихонечко встают и идут отдыхать). Так вот, забавный случай. Девочка пяти лет на занятии. Мы придумывали необычные окна.Ближе к концу занятия ей можно было просто рисовать, потому что она явно устала. Она начала рисовать принцессу. Я предложила: «Принцессе же захочется посмотреть в окно. Давай сделаем окно для принцессы». Она воодушевилась и нарисовала это окно. Это здорово – ребенок смог встроить тему занятия в свой рисунок. Но на второе занятие они не пришли. Мама сказала: «Знаете, дочь сказала – слишком мало было принцесс». Очень было смешно. Но это правда, с принцессами у нас туговато.

– Какие условия нужны, чтобы ребенок включался в творческий процесс?

– Сначала – простая физиология. Лучше, если ребенок сыт и выспался, в помещении хватает кислорода, дети не устали. Любой из этих факторов может затруднить творческий процесс. Например, ребенок придумывает-изобретет из урока в урок. Я вижу какую-то стабильность в работе. И вдруг – спад. Чаще всего выясняется, что это какое-то предгриппозное состояние. Если он простужен, если голодный или перед этим была мощная интеллектуальная работа – это сразу сказывается на творческих результатах.

Ещё важен хороший психологический фон. Конфликтная ситуация в семье, переезд на новое место, рождение младшего братика или сестренки – и ребенку труднее сочинять. Если все творческие силы ребенка уходят на то, чтобы продержаться в стрессовой ситуации, то он «не тянет» творческую часть занятия, ему нечем творить, его творческий ресурс работает в другом месте. Тогда ему сложнее выходить в «поле неизвестного», он нуждается в каких-то опорах. Тут помогла бы какая-то повторяющаяся деятельность, знакомая и приятная, которая его успокаивает. А творчество – это ситуация, когда мы из шаблонов выходим. Конечно, в этом случае опорой становится преподаватель, насколько это возможно. Преподаватель знакомит с инструментами-помощниками, подбадривает, ищет сильные стороны ребенка и его проекта, говорит о них. Но если ситуация у ребенка сложная, он перестает доверять взрослым, теряет ориентир – кто свой, кто чужой, и тогда важнее становится не его творчество, а его возвращение в норму.

И, наконец, третье условие – любопытный предмет или процесс, что-то, что захочется рассмотреть, что удивило или озадачило. Если мне удаётся показать участникам что-то знакомое с неожиданной стороны – это самый легкий старт в их собственный процесс творческой трансформации предмета. Для этого у нас есть практикум – этап занятия, на котором мы можем провести опыты с целью обнаружить скрытые свойства предмета, изучить коллекции предметов, можем попробовать какой-то процесс, связанный с предназначением или изготовлением предмета. Для того, чтобы вызвать любопытство, сгодится все.

Путь изобретателя

Творчество всегда требует хорошего ресурса эмоционального, физического, интеллектуального, отношенческого. Ребенку важно чувствовать, что он в порядке, находится среди своих, и что вокруг «питательная» среда. В принципе, взрослому нужно всё то же самое. Но у взрослого есть еще опора на будущее, какое-то стратегическое видение, которое позволяет ему преодолеть ряд трудностей сейчас для того, чтобы достичь некоторой дальней цели. У ребенка такие стратегии ещё не созрели, у него пока есть только тактика. И если тактика дает сбой, опора и поддержка ему будет нужнее, чем творчество.

– Приведите примеры изобретений детей, которые вам понравились.

– Историй много, ну вот, например, мальчик придумал конфету на Хэллоуин в форме паука. Он довольно подробно рассказал, как это выглядит: большой паук, черный мармелад, тело разделено на две половинки. В одной половинке – такая начинка, в другой – другая. Я говорю: «Да, пугающая штука получается, но немного статичная. Попробуем добавить динамики». Он подумал: «О, я сделаю начинку сладкую и жидкую, чтобы она застывала. Мы сможем нажать на конфету, чтобы эта начинка вытекала и можно будет с помощью неё рисовать паутину. Паутина застынет и получится еще одна сладость». Отличное решение.

Вообще в практике мне встречаются три точки, в которых дети могут проявляться ярко. Обычно эти подходы смешаны, но иногда очень заметно: вот есть дети-инженеры. Когда они придумывают, большое внимание уделяют тому, как все устроено. Вот здесь шестеренка, здесь крепится двигатель. Они прямо рисуют узлы конструкции. Самый маленький может просто рисовать шестеренки без связи с функционалом – главное, что внутри есть какой-то сложно устроенный «механизм». Второй тип детей – дизайнеры. Им все равно, что внутри – важно, чтобы это выглядело красиво, эстетично. Чаще это девочки, потому что их в этом больше поддерживают. Но есть и мальчишки, которые стремятся, чтобы все было гармонично, сбалансировано, ярко. И третий тип ребят, которым не важно, как оно выглядит, не важно, как устроено. Им важно, какие процессы там происходят. Я их называю «концептуальщики». Возможно, это будущие руководители проекта, которые наймут того, кто продумает механизм и наймут дизайнера, а сами будут отслеживать проектные процессы. Все три типа решений будут полезны на практике так, или иначе. Но вот такие яркие проявления хорошо подкреплять дополнительной практикой – техническим творчеством для «инженерного типа», художественным – для «дизайнерского».

Например, мы придумывали необычные фонтаны. На практическом этапе занятия мы исследовали фонтан Герона. Потом мы познакомились с методом генерации идей, с помощью метода провели мозговой штурм по необычным фонтанам. А в конце занятия дети делали макеты придуманных ими фонтанов из подручных средств.

Один парень пытался воспроизвести фонтан Герона, который я показывала, но из тех материалов, что лежали на столе, а они отличались от моих материалов. У меня была бутылочка с довольно широкой крышечкой. В ней просверлены дырочки, такие, чтобы трубочки герметично вставлялись. Он это делал из стаканчика, соломинок. Решил проверить работоспособность – пошел, налил воды – все протекло. Он его пересобрал, перемотал малярным скотчем, налил воды. Малярный скотч размок – все опять протекло… Все время, отведенное на поделку, он бился над тем, чтобы сделать рабочую инженерную конструкцию, которая его заинтересовала. В конце концов ему пришлось смириться с определенным уровнем протечек. Но в целом он воспроизвел увиденный процесс на других материалах, и это его устроило. Это было очень интересно наблюдать.

Другой пример, дизайнерский подход – девочка. Она перевернула одноразовую тарелку, прикрепила к ней шпажку. А дальше долго на эту шпажку крепила цветы из мелких деталей. Это было сложно, потому что шпажка большой вес не выдерживает. И она решала задачу, чтобы эти цветы держались каким-то образом и создавали красоту. Какая-то была у неё интересная идея, но в макете она никак её не показала. Для неё была важна именно форма.

А третий сгреб кучу тарелок, как-то соединил всё скотчем, соломинками и шпажками, нарвал бумажек, воткнул вертикально тут и там. Получилась довольно сложная кривая конструкция. Он это на стол поставил, всё сразу покосилось. Пока он говорил, все это еще в некоторых местах просело, не важно. Он рассказал, что как-то был в Петергофе и увидел фонтан с сюжетом – и теперь сделал свой. Назвал его «Гэндальф и орки»! То есть он понял, что существует такая концепция – сюжетных фонтанов. И ему не так важно было, как там эта вода по трубкам и насосам потечет, не важно, чтобы макет был красивым. Он решил, что это должна быть осмысленная многофигурная композиция и примерно ухватил её с помощью подручных материалов. Он придумал сюжет: Гэндальф как-то магически на орков воздействует. А вода играет роль материализованной магии, воплощает эту историю.

Путь изобретателя

Если вы спросите, что самое важное на занятии – я скажу, что это практика. Именно практика изобретательства – то «место», в котором получают возможность встретиться: 1) изобретательская ситуация 2) алгоритмы и методы творческого мышления и 3) творческая уникальность ребенка. Как говорят – в чем секрет утренней зарядки? Её надо делать. Так же и здесь: в чем секрет творчества? Его нужно практиковать. На каждом занятии мы проходим эти этапы, раз за разом, практически осуществляя возможность исследовать и преобразовывать окружающий мир и себя. Пусть даже в рамках одного занятия, на котором мы придумывали необычные игрушки, или окна, или фонтаны.