Возможно ли мотивировать подростков? Опыт Анастасии Леухиной

Эту неделю я провожу с кучкой 10 — 15-летних подростков на хуторе. Кемп имеет приставку «релакс» и название «Практикум свободы».

Я закупаю лучшие продукты в Киеве, с любовью выбираю овощи на черниговском рынке и заказываю бездрожжевой хлеб в любимой частной пекарне, потом вожу и забираю детей с поезда. Я фасилитирую в течение дня, разбираюсь с кучкой бытовых неурядиц и напряжений — у детей и у их родителей.

Иногда я задумываюсь, насколько рационально использовать свое время на все это, вместо того чтобы отдохнуть, просто побыть со своим сыном или выполнить очередной кусок работы?

И когда возникает вопрос об эффективности временных затрат, я осознаю, что решаю все эти не типичные для меня задачи с неуловимой радостью. Потому, что это крутезная компания и опыт для моего сына-тинейджера. Потому, что это великолепная возможность для меня. Возможность прочувствовать подростков и научиться находить с ними общий знаменатель. Возможность выстраивать учиться со-творчеству с ними. Без принуждения. С уважением. С отчетливой балансировкой наших границ и потребностей.

"Но основная моя личная учебная задача — чувствовать потоки (свои, отдельных детей, группы), учиться создавать небольшие вихри (чтобы к ним присоединялись), чувствовать уровень энергии в группе и отказываться от запланированного, если энергия низка."

Группка из 13 подростков, как цыплята разбегаются по свободному и пустому пространству хутора Обырок. Собрать их в одном месте физически непросто — они практикуют свободу. И только если мы синхронизируемся с их состоянием и запросами, нам удается сделать что-то вместе. Только когда не перечим хаосу, нам всем удается многое. Когда не пытаемся подчинять или причинять, но слышать и чувствовать.

Возможно ли мотивировать подростков? Опыт Анастасии Леухиной

Утро на хуторе. Ранним утром весь дом ходит ходуном — отовсюду трубят будильники. Они идут на рыбалку. После позднего отхода ко сну и череды интенсивных дней. 5.00 утра. Они в строю и полной боевой готовности. Даже самые медленные и ленивые. Мы не ожидали, а они могут! Каждый по отдельности с трудом встанет в такое время дома, но здесь они могут, потому что сами так решили. Без внешнего вмешательства и давления. Наша задача как взрослых — лишь быть рядом и подавать леску и крючки для изготовления самодельных удочек.

Мы привезли с собой большой выбор взрослых занятий. От переговоров до экспериментальной физики, от химических наборов до лесных квестов. Но они выбирают готовку еды друг для друга, мастер-классы по оригами и слайму, привезенные сверстниками, рыбалку и экспресс-курс по видеосъемке и монтажу. Вместо привезенных фильмов они выбирают живые дискуссии с путешествующими музыкантами и пешие прогулки к реке. А вместо диалогового английского — купание в озере. Когда они выбирают, они могут фокусировать внимание и углублять диалог настолько, что вопрос о «поднятии мотивации» просто теряет актуальность.

Каждый день у них есть 2 часа на гаджеты, если надо. Они их не выбирают. Просто некогда и всегда есть что-то повкуснее, например, рыбалка в 5.00 утра.

Для меня самой работа с этими детьми — важный процесс о том, как перестать делать, что запланировано без чувствования себя, контекста и людей рядом. Как конфликтовать, чтобы углублять, а не рушить. Как начать осознавать и присутствовать. Потому что присутствие в моменте и отношениях — это самое важное умение. А дети — самые честные учителя.

Если вам захочется попробовать, просто перестаньте заполнять, управлять и контролировать, раскройте уши и глаза, слушайте и наблюдайте. Дети знают что им нужно и обязательно покажут дорогу, если вы выберете ее заметить.