Прогрессивные и толерантные. За что стоит полюбить современных подростков

Во все времена консервативные представители старшего поколения ворчали: дети уже не те. Да, дети действительно не те — они многое знают о своих правах и свободах, они хотят делать то, что им интересно, они добиваются успеха уже в школе. Учительница и блогер Римма Раппопорт знает о чём говорит и предлагает вам посмотреть на новое поколение детей другими глазами.

С современными подростками куча проблем: они неудобные, свободолюбивые и сильно отличаются от предшествующих поколений. Зачастую в лучшую сторону. Если ненадолго отвлечься от самого стабильного всероссийского конкурса «Худший класс за 30 лет работы» (думаю, ни разу не были номинированы на это звание единицы школьников), можно заметить в наших учениках немало интересного и неожиданного.

1. Они прогрессивны и толерантны. Конечно, не все. И, конечно, почти в любом детском коллективе есть те, кого обижают из-за инаковости. Никогда не знаешь, в какой момент желание одних самоутвердиться превратит других в «очкариков», «дылд», «жидов» и «проституток». Но я всё чаще сталкиваюсь с подростками, разделяющими гуманистические ценности, задумывающимися о феминизме, понимающими разницу между хамством и прямолинейностью.

В среднем разница в возрасте с учениками у меня 10-15 лет. Могу ли я представить, чтобы в мои школьные годы группа гетеросексуальных мальчиков на перемене объясняла девочке, чем плоха гомофобия? Нет. А вот сейчас, несмотря на скрепы, общественные настроения и зачастую взгляды родителей, многие готовы отказаться от людоедских установок. Более того, некоторые в 14–15 лет осознают потребность в сексуальном воспитании. Люди растут и хотят знать, что с ними происходит и как с этим быть. Если верить комментариям на «Меле» к статье по мотивам прямого эфира с Татьяной Никоновой, снятие стигмы с мастурбации обернётся тем, что дети проведут за этим «непристойным» занятием остаток жизни. Что ж, видимо, секспросвет нужен не только школьникам. К счастью, подростки, в отличие от многих взрослых, хотя бы чувствуют необходимость знать больше.

2. Они действуют, пока мы с лицами, полными скепсиса, выносим неутешительные приговоры их планам. Я курирую молодёжные волонтёрские проекты, популяризующие чтение. Ребята 15–17 лет хотят проводить занятия в детдомах и больницах. И первая мысль, которую подкидывает мой внутренний зашоренный взрослый: «Ну вот куда они? Туда так сложно попасть, ничего не получится — максимализм». Благо внешнему хватает ума смолчать. И вот пока я просчитываю риски, школьница договаривается с руководством детдома, а студентка, только переехавшая в Москву, — с администрацией местной больницы. Потом обе успешно проводят занятия с теми, кому это правда нужно.

Благодаря «ужасным» соцсетям подростки привыкли жить в открытом мире. Они запросто пишут в фейсбуке известным людям, чтобы взять у них интервью, и получают своё. Или, например, за месяц собирают две тысячи подписчиков в паблике со стишками о книгах. У поколения нынешних старшеклассников и первокурсников какое-то своё представление о невозможном.

3. Они мыслят необычно и готовы работать над собой. Одна из моих нешкольных учениц недавно призналась, что после расставания с молодым человеком еврейского происхождения поймала себя на антисемитизме. Бывает. Люди склонны переносить свойства одного знакомого на всю социальную группу, к которой он относится. Знаете, что сделала девушка? Стала интересоваться еврейской историей, читать книги и статьи о Холокосте, чтобы побороть свою проблему. Человек в 17 лет догадался, что зарождающийся в его голове антисемитизм — именно проблема, и нашёл нестандартное и мудрое решение. Можно немного её ума нашим взрослым соотечественникам?

Честно, я в восторге от современных подростков, хотя иногда и мне хочется поворчать. Впрочем, чем тратить время на ворчание, лучше пойти лишний раз поучить детей, чтобы иметь возможность поучиться у них.

Да, тут много ссылок на тексты и проекты подростков, которых я учу или курирую. И это реклама. Потому что хорошие примеры нужно предавать огласке.