Data?1536916419

Выход в свет этой статьи растянулся почти на два месяца: назначить встречу с директором, рассказать о теме и спросить разрешения упомянуть в статье название детского сада, дождаться, пока дирекция назначит внутреннюю встречу посовещаться над этим вопросом, сходит в отпуск и наконец даст мне зелёный свет. Бюрократия в широком смысле, общение по бумажной почте, получение разрешения на любой шаг влево-вправо – добро пожаловать в Германию!

Мои первые впечатления от детского сада умещались во фразу «да ладно!». Это касалось практически каждого аспекта: и организации обучения, и отношения к детям, и общения с родителями, и самих правил в саду. Мои эмоции катались на качелях от «Боже, как здорово!» до «Господи, как же так можно?» Ниже – мои ожидания, реальность и оценка того, как устроено немецкое дошкольное образование на примере сада, в который последние 10 месяцев ходит мой сын.

   

Предыстория

Решение о переводе на работу из Киева во Франкфурт было принято за полгода до переезда, и я немедленно начала подготовку жизни на новом месте по всем фронтам, включая выбор и запись в детский сад.

Ибо в Германии все процессы протекают ооочень долго, и, похоже, пословицу «готовь сани летом» придумали те, кто пожил в Германии.

До этого Добрыня посещал замечательный частный сад в Киеве, и мне хотелось дать сыну всё то же, чем были наполнены его привычные дни в саду. Немецкая реальность приоткрылась мне немедленно и неожиданно.

Рабочие часы и запись в сад

Первое, что меня удивило, это время работы детских садов во Франкфурте. Типичные часы – с 8:00 до 15:00. Редко – до 17:00, очень редко – до 18:00. Подруга объяснила, что ещё до недавнего времени женщины в Германии не работали и им вполне хватало времени до 15:00 часов, чтобы управиться с хозяйством и забрать ребёнка. Неторопливая и основательная во всём Германия до сих пор не поспевает за реальностью сегодняшнего дня, в которой женщины работают наравне с мужчинами, и нынешним сумасшедшим темпом жизни. И потому не в силах оперативно внести необходимые изменения в законы и продлить время работы государственных детских садов. У меня не было десяти лет, чтобы дождаться, пока дело сдвинется с мёртвой точки, и не было возможности нанимать няню на полдня, поэтому все надежды я возложила на частные сады.

Здесь меня ожидал новый сюрприз – наличие садов и стоимость. Франкфурт напомнил мне о Новых Васюках из «12 стульев»: стеснённые жилищным кризисом москвичи, ринулись из Москвы в отстроенные Васюки, читай – Лондонские банкиры и экспатрианты под влиянием скорого выхода Британии из Евросоюза принялись массово переезжать из Лондона во Франкфурт, который считается финансовым центром Германии. Франкфурт же оказался не готов к такому наплыву людей и спросу на услуги. Поэтому если проблема государственного сада – часы работы и лист ожидания места на годы вперёд, то проблема частного сада – это его стоимость, порядка 1600 евро, что равноценно месячной оплате услуг хорошей няни, приходящей на полный день.

Крупные работодатели, в том числе и мой, понимают трудности работающих мам. Поэтому они, как правило, организовывают и финансируют детские сады, работающие полный день (с 8:00 до 19:00) для детей сотрудников. Чтобы попасть в них, нужно также соответствовать определённым критериям, например, если оба родителя работают полный день или сотрудник-иностранец, и у него нет локальной поддержки бабушек-дедушек. Словом, прекрасным сентябрьским днём через полтора месяца после подачи заявки я получила ответ, что в декабре Добрыню ждут в детском центре Kids Camp.

Приятно порадовало, что платить за этот сад мне предстояло как за государственный – примерно 200 евро в месяц и ещё около 60 евро за горячее питание.

Знакомство и адаптация

Получив положительный ответ, я отправилась изучать новости о месте, куда так посчастливится ходить Добрыне. История Kids Camp начинается в 2004 году из создания в городе Кёнигштайн небольшой группы присмотра за школьниками продленного дня. Через год в сад пришло уже 75 воспитанников в возрасте от 1 до 12 лет. Филиал сада во Франкфурте на 147 мест открылся в 2007.

В ознакомительном разделе на сайте сада руководство пишет о том, как важно маме иметь возможность плавно вернуться к рабочим обязанностям из декрета, не делая вынужденного длительного перерыва в работе. И в интересах работодателя, чтобы сохранить его время и деньги на поиски квалифицированной замены.

Там же изложены 4 основных преимущества Kids Camp:

  • дети принимаются в возрасте от 2 месяцев (да, немецкие дети начинают социализацию практически с рождения);
  • продленное время работы;
  • обучение на двух языках одновременно – немецкий и английский;
  • работа в рамках специально утвержденного плана.

Здесь должна сделать отступление. Для меня план обучения в детском саду представлялся чем-то обязательным и самим собой разумеющимся.

Однако в большинстве садов Германии воспитатели просто играют с малышами и следят, чтобы они не причинили себе вреда на площадке. Никто не учит детей считать, писать и тому подобному.

Поэтому то, что в нашем саду существует план обучения, было действительно серьёзным преимуществом.

Нам предстояло, разумеется очень заранее, договориться с заведующей садом о встрече для беседы и подписания бумаг. И в первый же день по приезду во Франкфурт, мы с Добрыней отправились в Kids Camp знакомиться.

Первое, что оказалось непривычным, сад находится в старинном здании с лепниной и колоннами, а вход в него организован по электронным ключам, которых выдаётся чётко две штуки на семью. Это убирает необходимость в дежурных, ресепшенах и исключает попадание в сад чужого человека или что ребёнок сам откроет дверь и выйдет на улицу. И дети могут свободно перемещаться по этажу, ходить в туалет или к своей вешалке без сопровождения взрослых.

Директор тоже оказалась необычной. Одетая по-домашнему, в спортивной обуви, я не сразу узнала в ней руководителя. В её кабинете кроме «директорского» стола, была зона с креслами, уютным освещением и кучей игрушек для комфортной и дружественной беседы с родителями, пришедшими с детьми. Пока мы беседовали с руководством, Добрыня заинтересовался фитболом и укатил его из кабинета в коридор. Меня тут же успокоили, что всё в порядке, ребёнок не потеряется и в ближайшей группе его приютят и развлекут. Так и оказалось. Я обнаружила Добрушу в группе старших детей, увлечённо мастерящих железную дорогу на полу при открытом окне (в ноябре!) под руководством мужчины-воспитателя, обутого в шлёпанцы 

Во время беседы директор интересовалась всеми аспектами нашей жизни – распорядком дня, причинами переезда, даже тем, как проходила моя беременность, и делала пометки в блокноте. Для сравнения, разговор с заведующей одного из киевских детских садов сводился лишь к ее предписаниям, что ребёнок в 2 года обязан уметь сам себя обслуживать, одеваться и пользоваться столовыми приборами. Такая обстоятельная беседа нужна практичным немцам, чтобы сразу выяснить все детали жизни ребёнка, и помочь ему быстрее, легче и проще освоиться в новом коллективе. И тогда самообслуживание и хорошее поведение придут автоматически и облегчат жизнь самим воспитателям.

По этой же причине стандартный период адаптации ребёнка к саду – не меньше месяца.

Это означало, что мне предстоит строго следовать чётко прописанным действиям на каждый день, а именно:

  • приходить с сыном первый день не более, чем на час;
  • сидеть в комнате со всеми, но ни в коем случае не вмешиваться в игровой процесс;
  • и даже если ребенок с удовольствием играет и ему всё нравится, ровно через час нужно уйти домой.

На следующий день мы продлеваем время ещё на час, и за неделю доходим до того, что ему разрешают со всеми пообедать. В общем, мои уверения, что Добрыня уже давно ходит в садик на полный день и у меня нет роскошной возможности целый месяц работать по полдня были отвергнуты. Как я позже поняла, совершенно верно. Задачей месяца адаптации было создать у сына не просто понимание, что ему надо ходить в сад, а интерес и нехватку этого самого сада в его жизни. Так, потерпев месяц, я могла быть вполне уверена, что Добрыня не будет реветь и цепляться за меня во время утреннего расставания, а я буду спокойна, что не травмирую разлукой своего ребёнка. И стало понятно, почему малыши намного младше Добрыни вприпрыжку убегали в свои группы, делая воздушный поцелуй родителям.

Нам понадобилось две недели на адаптацию, так как началась подготовка к Рождеству, к детям пришел святой Николаус и у Добрыни было множество поводов полюбить сад быстрее, чем обычно.

И снова бумаги. Много бумаги

Принимая нас в сад, директор выдала мне около десяти документов для ознакомления и подписи. Некоторые удивили даже меня, продвинутого по долгу службы бюрократа. Среди форм для заполнения были подробные опросники о нашей семье, в которой встречались вопросы вроде: «Какая у вашего ребёнка любимая игрушка?», «Может ли он спать при выключенном свете?»

Далее следовали отдельные блоки о пищевых аллергиях и религиозных запретах на определённую еду для ребёнка. Впоследствии на основе ответов создаётся специальный предупреждающий листок с фотографией ребёнка, который висит на стене в группе и дублируется в столовой, мол: «Это – Алиса, ей категорически нельзя любые красные продукты и свинину».

Отдельно заинтересовали листы-разрешения на выход моего ребёнка на улицу, пользование общественным транспортом и фотографирование. Также отдельно я подписала обязательство, что не имею права фотографировать других детей без ведома их родителей, а если в кадр с моим ребёнком попали другие дети, я не могу делиться этими фото в соцсетях.

Сперва я подсмеивалась над такой всеобъемлющей «подстраховкой», а потом поняла, что это сразу разрешает любые возмущения и споры с родителями в будущем, чего с избытком хватает в украинских садиках, и экономит время руководства на создание и обеспечение учебного процесса.

Отдельно я прочувствовала преимущество такого подхода, когда воспитатели нашей группы решили «спонтанно поехать с группой трёхлеток на общественном транспорте в аэропорт посмотреть, как взлетают самолёты», а до этого «заскочить на рождественскую ярмарку в центре города перехватить по сосиске». О чём я незамедлительно получила фотоотчёт на свою рабочую почту. Помню, что шел третий день жизни Добрыни в Германии. Я схватилась было за сердце: «Мой малыш, ничего не соображающий по-немецки и никогда не бывавший в метро, идёт в толпе туристов на ярмарку, а потом стоит на платформе пригородных электричек! Потеряется, испугается, дёрнется, убежит».

Воспитатели удивились моему волнению: «Почему он должен убежать? Все детки надели светоотражающие жилеты, взялись за верёвочку, чтобы не потеряться. Мы сказали Добрыне не убегать, он и не убегал. Мы отлично провели время, вот и фото доказательство».

Мне также выдали план праздников и нерабочих дней на будущий год, которых, по сравнению с другими немецкими садами, был минимум. Это для того, чтобы я заранее построила свой рабочий график. В этом смысле долгосрочное немецкое планирование имеет неоспоримые плюсы.

Порядок, порядок и ещё раз порядок 

Жизнь в Kids Camp, как в настоящем немецком саду, подчинена чёткому графику. Он висит на инфо-доске возле каждой группы и обязателен к исполнению. В отличие от киевских садов, где ребёнка можно привести и забрать в любое время, здесь есть чёткие периоды, когда это невозможно. Например, нельзя приходить во время дневного сна и во время приёмов пищи. В этом садик придерживается графика минута в минуту. Ужин у сына с 18:00 до 18:20, даже если я пришла в 18:01, то уже должна ждать под дверью столовой до окончания, и никакие «я на минуточку» не принимаются. В этом тоже есть свой плюс: другие дети не отвлекаются на чужих родителей, не ревут, что за ними не пришли, не прерывают свои занятия.

Из необычного и непонятного мне был график прихода и ухода на входе в группу, где я обязана указывать чётко до минуты, в котором часу я привела и забрала Добрыню, и поставить свою подпись. Как мне объяснила воспитатель: в экстренном случае, например, при пожаре, всех детей быстро эвакуируют и забирают с собой листок, по которому оперативно сверяют, кто должен быть «в наличии», а кого уже забрали. Это экономит время.

По этой же причине дети спят одетыми на специальных матрасиках на полу, не переодеваясь в пижамы.

Это «шокировало» меня больше всего по сравнению с киевским садиком. Первое время я отказывалась верить, что мой сын может выспаться, лёжа на полу в одежде, в которой он весь день возился по полу. Потом поняла, что время на переодевание туда-сюда и усмирение всех по кроватям воспитатели тратят на то, что дают малышам возможность побегать и побеситься на этих самых матрасах, после чего те сами вырубаются под сказку. Окна в комнатах для сна занавешены либо закрашены, чтобы не мешал свет. Детки, которые боятся темноты (вспомним опросник при поступлении), могут спать прямо посреди игровой комнаты. К слову, первое, что я увидела, зайдя в группу в день приёма у директора, были две мирно спящие на полу девочки и чья-то мама, спокойно переступившая через них, подходя к воспитательнице.

Погружение в язык и подготовка к жизни в обществе

   Оглядываясь на собственное детство, я понимаю, что наше поколение могло бы с лёгкостью научиться тому, на что во взрослой жизни уходят время и деньги, набиваются шишки и россыпью стелются грабли: общению с людьми разных культур и характеров, определению своих потребностей, уважению к своему и чужому пространству, принятию ответственности за свой выбор и поступки.

    В Kids Camp ходят дети из разных стран – это особенность и города, и самого сада. Так Добрыня общается и с китайскими мальчиками, и с испанскими девочками. При входе в сад висят плакаты с приветствиями на разных языках. Украинское «доброго ранку!» также присутствует и радует.

 

Так как один из элементов концепции садика – двуязычие и иммерсивность – у Добрыни двое воспитателей, один из которых говорит с детьми только по-немецки, другой – только по-английски.

Таким образом дети ассоциируют язык с человеком, у них не возникает каши в голове. При том, что Добрыня пока свободно говорит только по-русски, он отлично понимает своих воспитателей и других деток. Я рада, что у него есть возможность получать три языка в живом общении.

Kids Camp уделяет отдельное внимание так называемой «социальной компетенции». У каждой группы есть своя тема месяца, в которую обязательно включено освоение правил поведения в обществе. Например, зимой в группе у Добрыни изучали «уважение чужих границ». На практике это означало не приставать к другому, если он не хочет с тобой играть и учиться вежливо говорить «нет, спасибо», если пристают к тебе.

«Погружение» в учебном процессе также означает, что если тема месяца «овощи и фрукты», то детей ведут в овощной отдел ближайшего магазина, разрешают трогать и рассматривать помидоры с огурцами. В этом месяце Добрыня изучает динозавров. Естественно у его группы запланирован поход в музей природной истории.

Также дети учатся сами накрывать на стол и брать из общей тарелки свою порцию. Главное правило – съесть всё, что сам себе положил. На мой взгляд, отличная тренировка, чтобы понять, чего и сколько ты хочешь. А раз уж подписался на что-то, будь добр довести до конца.

В Kids Camp детям дают максимальную свободу, ограничивая разумными рамками безопасности. Таким образом позволяют проявить фантазию, подурачиться, и одновременно научиться чему-то полезному. К примеру, в группе не так много красивых новых игрушек, как я ожидала. Арсенал девчачьих игрушек – заношенные карнавальные костюмы, потёртая сумочка, кастрюлька с пластмассовыми овощами. В общем, бедненько, на первый взгляд. Однако девчонки нарядились принцессами, приготовили своё «пластмассовое» угощение и заявили, что у них день рождения. Воспитатели тут же подхватили эту тему и по очереди спели «Happy birthday to you!» по-немецки, и по-английски. Потом то же самое пели по-испански и мне пришлось подключиться и спеть по-русски. 

Мне очень нравится отношение немцев к детям. Эта тема заслуживает отдельной статьи.

Однако основное в их подходе – это уважение и терпение.

Вам уступят дорогу и улыбнутся, если вы «самолётик» и должны идти против потока пешеходов, дворник даст проходящему мимо ребёнку полить цветы, если увидит, что тот заинтересовался происходящим. Спешащий на работу папа подождет, пока дочь рассматривает червяка на дороге. При этом дети тоже учатся понимать слово «надо» и не упираются, когда пора идти или нужно подождать своей очереди.

Летом Добрыня с группой ходил на прогулку. На обратном пути они повстречали фонтан, в котором всем разрешили потоптаться прямо в обуви. В другой раз на прогулке к телячьему восторгу детей и ужасу воспитателей, мимо пронеслась полицейская машина с сиреной и припарковалась за углом. Естественно, что детвора повалила к полицейским смотреть, как у них в машине всё устроено. Фото довольных мордочек красовались в еженедельном отчете «как мы провели время».

Раз в полгода я получаю подробный отчёт о развитии умений Добрыни. Отдельно расписан прогресс овладения немецким и английским языками, развитие моторики, креативные навыки, социальное и эмоциональное развитие. Мне кажется, это то, чего не хватает в украинских садах.

О, внимание! Родительские собрания! На них один из родителей обязательно ведёт протокол, обсуждают, куда детям пойти в будущем году. Воспитатели не рассказывают о каждом ребёнке отдельно, а просто устраивают викторину для родителей «угадайте, кто из детей…». Например, Добрыню загадали в вопросе «Кто, как золушка, теряет свои туфельки на лестнице?» и «Кто самый большой целовашка?»

Помимо обучения по плану приветствуется, если кто-то из родителей придёт почитать детям книгу или рассказать что-то интересное и полезное. В целом, очень часто родителей привлекают ко всевозможным празднованиям и поездкам, общим завтракам в группе, походам в кино в качестве помощников. Понятно, что не все, работающие полный день могут позволить себе сорваться в обед и сходить со всеми в зоопарк. Но задержаться утром на полчаса и позавтракать принесёнными из дома бутербродами, почему нет? Я считаю, что это отличная находка для всех. И родители-бабушки-дедушки могут весело провести время, и дети учатся знакомиться и общаться со взрослыми. Мама одной из девочки в нашей группе, недавно родившая второго ребёнка, однажды пришла показать детям, как менять подгузники. А на следующий день в группу пришел её дедушка-врач, после чего вся группа без вопросов и истерик сходила на плановый осмотр к стоматологу.

На десерт

Ещё полгода назад я задумывалась о том, как раскритикую немецкую систему дошкольного образования за отсутствие супа в обед, за детей, свободно приходящих в сад с соплями по колено, за сон на полу, еду по минутам и аматорские утренники без костюмов и выученных стихов.

Спустя время я обращаю внимание, что Добрыня следит за временем, собираясь в сад, спокойно ждёт своей очереди в любых ситуациях, следует правилам, когда это необходимо – стоит справа на эскалаторе, сам пристёгивает ремень безопасности в самолёте, внимательно переходит дорогу. И всегда употребляет «пожалуйста» и «спасибо». Мне кажется, на данном этапе его жизни освоить эти вещи для Добрыни важнее, чем съесть суп и выучить стихи. О них, кстати, я тоже задумываюсь, ведь освоить русский язык наравне с немецким тоже важная задача, и найти хорошую русскую школу за границей тоже непросто. Но это – отдельный разговор.