Ирина Браницкая, основатель демократической школы Papaya School, побывала на конференции EUDEC (Conference 2017) в Париже, и делится с нами своими наблюдениями с выступления и общения с Генри Рэдхедом, представителем одной из самых старых демократических школ мира – английской SummerHill.

С Генри я познакомилась на конференции в Израиле. Тогда я задавала много вопросов, а он очень настоятельно приглашал в свою школу. Я все таки решусь когда-то и оформлю визу только для того, чтобы поехать в SummerHill, школу, с которой началось демократическое образование. 

Я писала ранее про Самерхилл и как там организовано пребывание и развитие детей, но сейчас, после посещения многих демократических школ и изучения разных альтернативных систем в мире, я понимаю, что мое восприятие этой школы и демократического образования изменилось.

Итак, Самерхилл. Генри великолепный спикер, как обычно много шутил, но то, что он говорит, важно чувствовать и воспринимать, понимая.

Что такое Самерхилл, по словам Генри? Свобода без лицензии. Ты делаешь, что хочешь, никто ничего не запрещает.

В простом контексте я могу делать, что хочу, но так, чтобы не задевать границы другого. Мы даём свободу, даём возможность быть в коннекте с природой своей личности, почувствовать ее. Не все дети способны чувствовать свою природу. Комьюнити даёт свободу, возможность концентрироваться на своих потребностях. 

Нехорошо быть эгоистом. Мы даём детям понимание того, что живём в социуме и должны о нем заботиться. 

Конечно, конфликты случаются, и это очень важная часть процесса. Большинство конфликтов основаны на том, что кто-то сильнее, а кто-то слабее. Это не только возраста и физического развития касается, разных аспектов. Такие ситуации развивают детей. Слабый может сказать - это не правильно, что ты можешь меня обижать просто потому
что я меньше. И это важно дать понимание таких вещей.

Это то, для чего мы демократию используем. Дети могут создавать правила комьюнити и потом их использовать. Самые простые. Но важно дать эту возможность.

Например, батут. Вокруг него было много конфликтов, потому что все хотят там прыгать. Я тоже могу, и я хочу и могу много прыгать, но сначала старшие выгоняли младших. Это стало причиной вынесения ситуации на рассмотрение парламента. Теперь мы придумали правило: можешь прыгать сколько хочешь, но если кто-то пришел, у тебя есть 5 минут. Потом можно вернуться, если никого в очереди нет.

Я прыгаю на батуте. Приходит ребенок. "Генри, у тебя 5 минут". Я ж могу сказать: "Иди отсюда;. Я старше, я могу. Прыгаю. Он такой: "4 минуты осталось". Думаю: "Та ну его". И тут он: "3 минуты осталось, 2 осталось, 1 осталась. Все! Уходи!"
"Неа!"
"Давай"
"Неа!"

У ребенка выбор из: созвать встречу, но она только в пятницу, а сегодня среда и много дней ждать. Но есть ещё один - собрать группу детей, которые с этой ситуацией помогут. Есть выбранный коллектив, который он может позвать и они меня выгонят. Мне уже не стоит нарываться дальше. Я понимаю, что нарушать чужие права мне не выгодно, я не буду это делать, потому что за этим четко наблюдают и это очень важно. Права каждого ребенка тут соблюдаются. Мы не наказываем. Отношение не как к плохому человеку. А мы говорим: «То, что ты делаешь, не ок».

У нас в школе аж 200 законов! Про какую свободу идёт речь? Но они дают свободу, а не ограничивают.

Мы любим их. Абсолютно. Это просто.

А с батутом есть решение, как и с любым другим нарушением. 24часововой бан. Это значит, что 24 часа я не могу использовать батут. Это правило касается всего. На наши встречи парламента ходит много детей. Мне былом странно увидеть встречу в
школе в Израиле, где из 550 детей на встречу парламента пришло 30. У нас из 70 приходит 60. Потому что для них это важно. Они понимают, что они творят социум вокруг себя. 

Мы учим в нашей школе решать все вопросы самому. Без мамы, они не зовут маму, они способны все решать самостоятельно. Это природное развитие детей. Они будут делать то что им нужно, это их природа, их способность. 

Так же мы здесь должны работать и с эмоциями, с эмоциональным интеллектом. Тогда будет меньше плохих ситуаций и сложных ситуаций, потому что дети приносят много плохих эмоций с собой из дома, из предыдущей жизни.

То, о чем я говорю, это фундаментальная цель школы. Мы даём свободу и они ее изучают природным путем. Когда ты видишь как ребенок приходит в школу в первый раз и он понимает гигантское чувство свободы, он понимает, что вот она – свобода без
родителей, вот он – я. Это я как есть, без рамок и условий.

Ещё один принцип. Живи свою жизнь. Что ты хочешь делать? Лазь по деревьям. Не всегда, конечно, но лазь. Потом ребенок будет вовлекаться в большее количество процессов. Если ребенок плачет, никто его не трогает. Он знает, что все есть здесь и он
всегда может подойти. Ко мне или к любому другому. Я здесь и он знает об этом. Если я ему понадоблюсь, он подойдёт. Иногда мы слишком заботимся о детях, сверх оберегаем. 

Но наша задача создать условия для гармоничного развития детей. Это наша цель. Если мы предлагаем систему, которая не принимается детьми, что-то не так с системой. Ее надо менять.

Ещё один важный фокус школы - это социальный интеллект. Мы считаем, что это одна из самых важных составляющих образования.

И важно то, что у нас отличная связь с детьми. Мы их слышим, видим, понимаем. Это важно. Если у нас есть сомнения, мы всегда можем сверить с ним координаты.

К нам каждый год приезжает все больше и больше людей. Теперь их очень много, это значит, что интерес растет, что это важно, потому что растет комьюнити.

Украину можно легко сделать площадкой для новых школ разных форматов. Интервью Ирины Браницкой.

«Дети постоянно включены, им интересно, никто не уходит» 

Колонка Ирины Браницкой, основатель демократической школы Papaya School