Новое тысячелетие ознаменовалось столь быстрыми изменениями во всех сферах жизни, что казалось, что нет таких отраслей и людей, которые не понимают необходимости меняться, чтобы чего-то достичь. И в первую очередь заговорили об изменениях в образовании.

От образования все ожидают, что выпускники будут подготовлены к жизни в XXI веке. Ведь именно обучение имеет колоссальное и основополагающее влияние на формирование будущих поколений. У технологий, уже ставших двигателем масштабных изменений в финансах, управлении и проектной деятельности, масс-медиа и других секторах экономики есть большой потенциал применения в образовании, и мы надеялись, что именно здесь неизбежно должна произойти технологическая революция.

В начале 2000-х оптимистично запустились массовые открытые онлайн курсы (MOOC) и всем казалось, что развитие технологий может заменить (или значительно улучшить) существующее массовое образование индустриальной эпохи. Мы стали обсуждать необходимость повышения технологической грамотности как у молодежи, так и у преподавателей. Сам процесс получил много новых, не виданных ранее возможностей (анимирование, оцифрованное тестирование, богатые возможности визуализации и т.д.)

Но новые образовательные форматы, спустя уже почти два десятилетия, не получили достаточного влияния, чтобы конкурировать с традиционными. Более того, все крупные онлайн-платформы показывают плачевную статистику тех, кто доходит до конца начатых онлайн курсов. За небольшими исключениями, которые подтверждают правило. Это не рабочий инструмент для массового обучения, хотя отличная возможность для мотивированных и зрелых людей, понимающих что им нужно и зачем.

Необходимо признать, что новые технологии даже не начинают вытеснять существующую образовательную парадигму. Так называемые "инновационные образовательные технологии" предлагают лишь несущественные изменения в рамках существующих образовательных процессов и программ. Основная сфера применения все равно вращается вокруг классно-урочной системы, существующей системы оценивания и аттестации, иерархии в отношениях между преподавателем и учащимися.

В этом году в Украине стали активно говорить о том, чтобы усилить изучение математики в основной школьной программе, ведь только 52% выпускников школ 2018 года смогли справиться на независимом оценивании с заданием по математике.

У меня вопрос: нужно ли так концентрироваться на школьной предметной программе и так переживать? 

Универсальные, "фундаментальные" знания и навыки в нашем сложном обществе теряют свою "фундаментальность".  Даже такие непоколебимые, как оперирование цифрами, умение читать и писать не есть тем, что гарантирует больше возможностей. Контекстные, в том числе узкопрофессиональные, знания и навыки нарабатываются от нескольких месяцев до нескольких лет. Они могут как быстро меняться, так и никогда не понадобиться.

Когда последний раз во взрослой жизни вы сокращали дробь? Или пользовались дециметрами?

Доказанным фактом есть то, что человек, который не способен научиться читать, не глупый дурачок, которому только физический труд и светит, а просто не может эффективно брать информацию через канал чтения. Примеры дислексиков-гениев (людей, которые имели трудности с обучением чтению, но добившиеся значительных успехов) доказывают, что они были яркими личностями, одаренными способностью ясно мыслить, четко действовать, проявлять упорство в достижении цели. У них были все задатки стать успешными в реализации своей индивидуальности. Ганс Христиан Андерсен (всем известный датский сказочник с "Даром дислексии"), Леонардо Да Винчи (титаническая фигура Эпохи Возрождения, живописец, скульптор, архитектор, ученый и инженер), Нельсон Рокфеллер (вице-президент США, умнейший политик, губернатор штата Нью-Йорк), Владимир Маяковский, Генри Форд, Альберт Эйнштейн, Стив Джобс и многие другие.

На опыте мы проверили, что, когда "гуманитарии" начинают делать графический проект через написание кода, они с легкостью осваивают векторную геометрию. Но не могут ее освоить в школе и плохо сдают точные науки, оторванные от контекста.

И тут становится очевидной ловушка, в которую попадают все. Если ты не можешь научиться "вовремя" и "прилично" читать, или тебе не "заходят" цифры, то у бесконечно большого количества людей развивается комплекс неполноценности, и их потенциал съеживается в попытке не показать эту "неумность" другим. Ты вынужден защищаться и приспосабливаться к требованиям, которые к тебе выдвигает школьная программа. Учиться "делать вид", "списывать", мириться с публичным позором все школьные годы. И выхода нет. К сожалению, жизнеспособные альтернативы "доинтернетовскому" процессу обучения на школьном уровне отсутствуют.

Новое образование может стать успешным лишь в том случае, если вместе с новыми высокими цифровыми технологиями мы сумеем сформировать новые "высокие человеческие технологии". И, прежде всего, понимание того, что способность добиваться успеха в будущем зависит больше от человеческих качеств. Способность ставить цели и достигать их, способность к самоосознанию и самоанализу (осознанность), способность учиться, разучиваться, переучиваться (саморазвитие).

Так может стоит обратить внимание на эти компетенции? Нынешний поиск новых образовательных траекторий должен превратиться в создание того, что является их организационной противоположностью ­­– образовательных сетей, которые увеличат возможность каждого превращать каждый момент своего существования в актуальные и эффективные процессы обучения и обмена знаниями. Но для этого должен произойти сдвиг парадигмы.